Вверх страницы
Вниз страницы

Amazing Marvel World: Fear Itself

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Amazing Marvel World: Fear Itself » Flashbacks » Хороший день, чтобы проснуться [Purple Man, Sandman]


Хороший день, чтобы проснуться [Purple Man, Sandman]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://radiovesti.ru/idb/400x300/f7/bum.jpg
Участники: Purple Man [Пурпурный человек], Sandman [Песочный человек]
Место: Тюрьма строгого режима близ Лос-Анджелеса.
Время: Относительно недалёкое будущее.
Сюжет: Когда над головами ничего не подозревавших людей полетели ракеты, было уже поздно. Некий сумасшедший мутант, не сумев проконтролировать свою силу, разом запустил все ядерные боеголовки на планете. Отключить ПВО для него также не составило особого труда. От ядерных взрывов сумели сбежать немногие. Про бункеры знали лишь единицы: президенты, их семьи и приближённые, высокопоставленные чиновники и другие.
Некоторым просто повезло. Кто-то в этот момент находился в метро, где массивные гермоворота смогли спасти часть выживших. Кто-то, с большими деньгами в карманах, имел собственный бункер, который и спас от взрыва. А кто-то, как наши герои, просто сидел в специальной тюрьме для самых опасных. Там, для сдерживания способностей, опасных мутантов помещали в криогенные камеры. Перед самым взрывом их удалось спустить вниз, в бункер, и закрыть там на несколько десятков лет.
Но рано или поздно энергия, поддерживающая холод в камерах, заканчивается…

+1

2

Первый глоток оказался ужасно тяжёлым. Бейкер тут же зашёлся жутким кашлем, который с лёгкостью можно было принять за кашель человека больного пневмонией. Поддавшись вперёд от резкой боли в груди, мутант тут же ударился головой о стекло впереди себя. После пары минут отхаркивания мокроты и глубоких вдохов, он, наконец, огляделся.
Сквозь непроглядную темноту парень понял, то находился в каком-то подобии стеклянного цилиндра. То, что находилось за самим стеклом, видно было плохо из-за образовавшейся снаружи влаги. Но самое главное, что не сразу дошло до Билла, так это жуткий холод, от которого его всего трясло как в зимнюю стужу без одежды. Руки, к тому же, как он заметил, почти не двигались. Всё его тело держалось в вертикальном положении только благодаря пристёгнутым ремням, которые накрест пересекали грудь. Ноги также еле шевелились. Точнее они на миллиметр бились в лёгкой судороге, что требовало невероятных усилий от мутанта.
Попытавшись произнести хоть какой-то звук, Бейкер снова зашёлся кашлем. Несколько глубоких вздохов и новая попытка.
- Г… - выдохнул он. – Где… я…
Сказанное в пустоту не дало никаких результатов. Темнота всё также хранила полнейшее молчание. Бейкер пару раз стукнулся головой о стекло. Через пару минут тишины он понял, что звать кого-то бесполезно – нужно выбираться самому.
Первым делом он начал всеми своими силами пытаться прочувствовать каждую песчинку в своём теле. То, что он не рассыпался, уже было чудом, но это означало, что мозг еще контролирует данное состояние. Оставалось лишь осознать этот контроль. После долгих бессознательных состояний Бейкеру это обычно удаётся крайне плохо, но минут пять и всё вставало на свои места. По всей видимости, вся головная активность мозга Уильяма уходила непосредственно на каждую песчинку, потому-то не оставалось ничего на обычную логическую мозговую деятельность любого нормального человека.
Некоторое время спустя Бейкер, наконец, смог сжать кулаки и вновь раскрыть ладони. Сделав так несколько раз, он уверенно встал на ноги, перестав болтаться в ремнях. Пару раз, на всякий случай, ударив по стеклу, мутант вздохнул и начал оглядывать камеру. Оказалось, что всё это время он не замечал напечатанной фосфором информации прямо перед носом, которая гласила:

«Данная криогенная камера была разработана и создана в компании Старк Индастрис. Если у Вас возникли вопросы, непременно позвоните нам, и мы с радостью ответим на них! Если, по каким-то причинам, Вы оказались запертыми в данной криогенной камере, попытайтесь дозваться смотрящего за Вами. Если же, по стечению обстоятельств, смотрящего рядом не оказалось, встроенный компьютер, который требует ввода пароля каждые 24 часа, перестаёт его запрашивать и переходит в беззащитный режим. В данном режиме Вы можете открыть данную камеру с помощью небольшой рукоятки внизу. Приятного сна!»

Бейкер взглянул вниз. На уровне ладоней вдоль всей камеры проходила некая чёрная полоса, из которой и правда торчала красная рукоять. Уильям вздохнул и резко дёрнул её. Громкое шипение заставило здоровенного парня вздрогнуть. Верхняя часть вместе с чёрной полосой отодвинулась вверх, а нижняя просто упала на пол, звонко при этом стукнув о бетон.
Вонь, которая тут же ворвалась в ноздри мутанта, была неописуема. Запах разлагающихся тел и залежавшейся пыли настолько плотно висели в воздухе, что у Бейкера закружилась голова. Он собрал себя в руки и левой рукой, так как правая зажимала нос, расстегнул ремни. Выйдя из камеры и ступив на холодный бетонный пол, парень начал вглядываться в темноту. Оказалось, что тьма была не совсем непроглядной – лампы горели на минимальной мощности, еле как освещая пол. Казалось, что плывёшь сквозь черноту. Бейкер начал аккуратно продвигаться влево, где, в конце длинного коридора, горел маленький, но яркий свет.
Запнувшись обо что-то мягкое,  Бейкер чуть не растянулся на полу, отпустив при этом зажатые ноздри. Запах с новой силой ударил в голову. Мутант присел на корточки, что бы разглядеть мягкую преграду на полу, и тут же отшатнулся в ужасе. Пустые глазницы и почти проявившийся сквозь иссохшую кожу череп в безмолвии смотрели на Билли. Фуражка, некогда покоящаяся на голове, упала на пол и лежала теперь возле тощей высохшей руки, которая всё еще сжимала дубинку, покрытую толстым слоем пыли. Солдатский костюм и погоны явно выдавали в трупе некогда важного офицера. Хотя когда-то, суда по круглой дырке в черепе, он явно не приглянулся стрелявшему. Кто-то по неизвестной мутанту причине застрелил парня или девушку, чей бездыханный уже много-много лет труп лежит в этом тёмном помещении. Парень в ужасе закрыл свободной рукой глаза, чуть не расплакавшись. Сколько же лет он проторчал в этой чёртовой криогенной камере?
Тут, справа, в другом конце коридора раздался какой-то шум.
- Кто здесь?! – не без усилия крикнул Бейкер, от чего в груди вновь заболело.

+1

3

Когда Зебадайя открыл глаза, к горлу поступила тошнота. Спрашивается, с чего бы это?.. Киллгрейв сглотнул ком, вставший в горле, и заморгал, пытаясь прояснить зрение. Он испытывал очень странные чувства. Недавно он вроде бы бродил по Нью-Йорку... Или это был сон? Или явь? Но где же он сейчас? Руки казались свинцовыми и отказывались повиноваться. Киллгрейв попробовал пошевелить пальцами - и даже это далось ему с трудом, но всё же далось. Разминая конечности, он одновременно попробовал произнести хоть хоть что-нибудь, но в горло словно впилось нечто. Во рту резко прояснился вкус железа, и Зебадайя наконец понял, что у него кто-то нацепил ему маску на лицо. Ну, ещё бы - про язык Пурпура много кто наслышан, так что заткнуть его - это первый разумный поступок при встрече с ним. Маска, ноющая боль в запястьях и на голенях, это замкнутое пространство... Тюрьма. Он в тюрьме. Наконец он вспомнил. ЩИТ пресёк его попытку сбежать с Рафта во время нападения Элеткро; агенты ловко скрутили его и заставили замолчать. А потом... Всё как во сне - он совершенно точно несколько дней провёл на борту транспортёра ЩИта, а после его переместили в тюрьму, которая служила заменой разрушенному Рафту. Последнее, что он помнил - неприятный укол в шею. А дальше - пустота; дальше - маразм, который он видел в своих снах. Сон... Его погрузили в сон. Зимняя спячка. Накачали препаратами, запихнули в криогенную камеру (то-то тут так знобит его) и оставили на произвол судьбы. Но почему он очнулся? ему забыли ввести новую дозу? Случайно или намеренно? Может, его освобождают? Или Электро решил устроить атаку и на эту тюрьму?
За толстым стеклом Зебадайя никого не видел. Как правило, даже в таких катакомбах обычно туда-сюда снуют всякие агенты и люди в халатах, проверяющие то давление в помещении, то уровень кислорода в камерах. Пурпур не увидел ни одной живой души. Мигали какие-то лампочки на огромном компьютере, который походил на старинную ЭВМ. Киллгрейва насторожило и то, что работала всего одна машина, когда рядом таких было ещё штук пять. По спине пробежался холодок, стрелой вонзившись в позвоночник.
"Нужно выбираться," - единственная мысль, возникшая в голове Пурпура, казалась абсолютно глупой. Стекло не меньше одной десятой метра в толщину - как он его пробьёт? И потом, руки и ноги его по-прежнему стягивали крепления, так что он болтался в своём огромном резервуаре, словно распятый грешник. "Должен же быть выход... Не мог ли же запихнуть меня в эту штуковину без учёта чрезвычайных ситуаций..." - Пурпур мог надеяться сколько угодно, однако горькая правда била в глаза сильнее, чем когда-либо: кому какое дело, сдохнет очередной преступник здесь, в подвале, забытый этим миром?
Киллгрейв зарычал настолько громко, насколько позволяла ему маска. Впрочем, он был уверен, что не издал ни звука. Пурпур попытался вытащить урки из ремней, но лишь сильнее растирал и без того покрасневшую кожу. Но просто так сдаваться он тоже не собирался. Пусть он сотрёт руки в кровь, но он выберется отсюда. Зебадайя пробовал снова и снова, а в короткие паузы он с беспокойством пытался рассмотреть всё, что происходило за стеклом. Ни единой души. Ни единой.
"ну давай же..."
Киллгрейв дёрнул руку с новым усилием, и - о, хвала небесам! - ремень ослабил хватку, выпустив из своих объятий человеческую плоть. Рука страшно зудела и ныла, но Зебадайя не обратил на боль никакого внимания, и тут же принялся высвобождать себя. Когда эти своеобразные оковы остались позади, стеной выросла забытая другая проблема - стекло. Пурпур попробовал разбить его, но он не обладал никакой чудовищной физической силой, и потому лишь разбил в кровь кулаки. Лупить злополучное стекло вновь он не решился - того, гляди, ещё пальцы сломает. Киллгрейв решился на самые крайние меры, ведь выход оставался только один. Врезаться плечом влево, врезаться плечом вправо - и по новой, пытаясь раскачать эту штуковину. Киллгрейв бился, как кенар, запертый в клетке, который жаждет оказаться на свободе; в ушах у него уже звенело, а плечи ныли, но он продолжал бросаться то в одну сторону, то в другую. Наконец камера качнулась на месте, накренилась и стала медленно падать. Огромная колба, ударившись о пол, дала трещину, но не более, и чуть откатилась в сторону.
"Болван," - выругал себя Пурпур. Он мог надеяться, что стекло разобьётся, но эта трещина ничего ему не давала. Неужели это конец? неужели он загнётся в этой стеклянной ловушке, задохнувшись от нехватки кислорода? Или изнемогая от голода? Или от жажды?.. Киллгрейв уже отчаялся и практически смирился с судьбой, но глаза его остановились на трещине. Надпись... Как же он раньше её не заметил!.. Всё это время под носом у него была инструкция, как отсюда выбраться, а он, как последний идиот, был слепым кротом и не видел её. К тому же, теперь открыть единственную дверь было сложнее, однако Зебадайя не мог упустить и этот шанс. С третьей попытки ему удалось откинуть стеклянную дверцу, и он выбрался из камеры.
В нос тут же ударил смрад, от которого даже глаза заслезились. Зебадайя пошатнулся на месте, чуть не потеряв равновесие - ноги всё ещё не слушались его, да и запах, что говорится, бил наповал. Теперь, оказавшись снаружи, он мог разглядеть помещение. Здесь было столько всякой непонятной техники, что очевидно одно: для таких машин нужна толпа людей, не меньше. Киллгрейв не знал, радоваться ему начинать, что он на воле, и всё же насторожиться тому, что в этом подземелье нет людей. Второй вариант оказался предпочтительнее и мудрее, когда Пурпур споткнулся о иссохший труп. С неприятным чавканьем он оторвал от локтя чью-то руку, зацепив её нагой стопой. Зебадайя наслаждался чужой болью, всегда радовался поражению своих врагов, но сейчас он не ощущал ничего, кроме дурноты.
"Интересно, если меня стошнит, я захлебнусь в этой маске?"
Пурпур пытался стянуть маску, но тщетно. Похоже. к ней нужен был индивидуальный подход, которого он так и не нашёл. Киллгрейв брёл по тёмному помещению, стараясь не вглядываться в кромешную тьму. Может, здесь ещё есть камеры? А вдруг тот труп сейчас поднимется и вцепится ему в глотку? Неизвестность того, что здесь произошло, будоражила мозг больными фантазиями. Зебадайя был готов поклясться, что сходит с ума. Но когда он увидел еле заметное в этой кромешной тьме движение, он осознал, что обречён. У него нет оружия под рукой. Способности применить он не может. И даже в случае самого ужасного его исцеляющий фактор навряд ли сможет соединить голову с оторванным телом - он никогда на деле ещё не проверял этого; случая не было, знаете ли. Но а что, если это кто-то... кто как и он, только что выбрался из своей камеры? Глупо поворачивать назад только потому, что тебя теребит неизвестного происхождения страх. Пурпур мог встретить свою смерть, а мог наткнуться и шанс на выживание. Два человека всяко лучше, чем один в таких местах. И Киллгрейв решительно зашагал вперёд; ему было глубоко плевать, кого он встретит - да хоть Дардевила, лишь бы ему объяснили, какого дьявола здесь творится.
Пурпур ускорил шаг, и вскоре оказался на достаточном расстоянии, чтобы рассмотреть неизвестного человека. Песочный Человек. Один из заклятых врагов Человека-Паука. Ну хорошо хоть не Карнаж - тот и сам мог быть причиной произошедшего здесь бедствия. Киллгрейв облегчённо шумно выдохнул воздух через нос - этот парень не слыл тупицей среди злодеев. И задирой тоже. Так что со спутником Пурпуру, можно сказать, повезло. Зебадайя шлёпнул себя рукой по маске, второй рукой подзывая к себе Песочного - может быть у него получится сорвать эту штуковину?

+1

4

25 марта 2014 года. Именно тогда Песочного схватили. Подробности сейчас он вспоминал с невероятным трудом, от чего голова просто раскалывалась от каждой мысли, что, скорее всего, было связано с его недавней спячкой. Но что отчётливо приходит на ум, так это его перевозка в некую тюрьму в кандалах и специальном ошейнике. Четверо вооружённых до зубов охранников вместе с ним в фургоне пристально следили за каждым движением мутанта, а на любые вопросы молчали как партизаны. Везли его невероятно долго, от чего у него даже разыгрался аппетит (чего в его обычном мутантском состоянии не бывало вообще). Будучи уже в самой тюрьме с огромнейшим забором и странного вида башнями по периметру, Бейкер был посажен сначала в простую камеру с идеально гладкими стенами без окон. Уже там его предупредили насчёт чудо-ошейника, который блокировал любые способности, а при попытке его снять немедленно взрывал голову бедняги как воздушный шарик. Уильям противиться не стал.
Через пару месяцев ужасной каторги его по каким-то причинам повели в подвалы. На вопросы снова не стали отвечать, но несколько массивных свинцовых дверей уже вселили в парня страх. Ему вдруг подумалось, что ведут его на верную смерть: будь то электрический стул или газовая камера. В его нынешнем состоянии неизвестно как отреагирует организм.
Но всё оказалось куда легче: его провели мимо длинного ряда тех самых криогенных камер, в которых уже, то тут, то там стояли во льду разные мутанты. Многих из них Уильям, к своему ужасу, узнал, что вновь повергло парня в пучину страха. Ему почему-то вновь привиделась смерть, которая настигнет его в точно такой же камере, а он даже не проснётся. На каждом «холодильнике» были напечатаны имя, фамилия, пол, прозвище, дата рождения и дата разморозки. Хотя на большинстве последнее просто отсутствовало.
Через пару дюжин камер Уильяма, наконец, подвели к его новой тюрьме. Надпись на стекле, если он успел правильно прочитать, гласила: «Уильям Бейкер. М. «Песочный человек». 12 декабря 1979 года». Только теперь Бейкер начал биться и вырываться из рук двух здоровенных охранников, которые вели его под руки всё это время. Даты освобождения нет, а это означало либо пожизненный срок, либо просто быструю смерть рано или поздно. Но продумать вот до конца мутант не успел – его ударили чем-то металлическим, и он погрузился в глубокий сон. Проснулся он уже среди темноты, трупа неизвестного солдата и странных звуков в конце коридора.
Уильям, будучи не до конца уверенным в своих заново появившихся способностях, на полусогнутых ногах подошёл обратно к лежащему у стены трупу и, не без отвращения, взял из рук пыльную дубинку. При этом ему пришлось случайно оторвать покойнику кисть, что вызвало у парня рвотный позыв. Раньше он убивал людей толпами, но именно сейчас, в полном неведении и непонимании происходящего, страх полностью взял над ним верх. Казалось, что сейчас из-за угла выпрыгнет псих с огнемётом и превратит несчастного мутанта в стеклянную статую.
Звуки издалека продолжали щекотать нервы Билла. Шум был не совсем равномерным, но нарастающим и походил больше на стуки по металлической трубе. Вдруг резкий грохот и тишина. Мутант замер, пригнувшись чуть ли не до пола. Шею он втянул как маленький мальчик, увидевший монстра в шкафу. Только этот монстр был настоящим и издавал настоящие звуки.
Проходя мимо других камер, Бейкер всё больше ужасался увиденным. Некоторые камеры были точно так же открыты: верхняя часть отошла в сторону, а нижняя просто валялась на полу. Но некоторые были разбиты. И не всегда снаружи. Одна камеры была разбита изнутри, что повергло мутанта в недоумение – когда вылезал из своей стеклянной колбы, он удивился толщине стекла. Разбить его можно было лишь кувалдой и то, если в тебе есть невероятная мощь. Такая, например, как у Халка. Уильям посмотрел надпись на остатках стекла, которая гласила «Роберт Брюс Баннер. М. «Халк». 13 апреля 1977 года». Последняя дата так же отсутствовала. Но теперь Песочный хотя бы понимал, почему стекло оказалось разбитым. Только, если данное высвобождение произошло недавно, стоило быть осторожным вдвойне. До этого Уильяму не приходилось сталкиваться с Халком, но наслышался и насмотрелся репортажей из новостей он вдоволь.
Очередной звук меж тем раздался уже совсем близко. Только в этот раз им оказалось то же самое шипение, которое мутант слышал совсем недавно. Он сжал рукоять дубинки покрепче и отошёл на несколько шагов назад, спрятавшись за одной из камер с давно помершим и обуглившимся  трупом внутри. Он наклонил голову вбок как бы поглядывая за Песочным, от чего тому стало вновь нехорошо. Надпись кто-то и по какой-то причине стёр, исцарапав при этом стеклянную поверхность. А, судя по расплавленным потекам стекла, крупными каплями, застывшими у самого пола, убил находившегося внутри некий пироман.
Бейкер прижался к камере, выглядывая из-за неё и, на всякий случай, готовя свой песок. Уверенности в нём всё еще не было, но в очень опасный момент деваться будет некуда. Он вслушивался в черноту, из которой доносились то шаги, то некие приглушённые вздохи. Уильям, щуря глаза, пытался сквозь очень тускло освещённую тьму увидеть идущего в его сторону. Вот он запнулся обо что-то, что, скорее всего, было очередным трупом, коих тут целая куча. Фиолетовый оттенок кожи сразу пробудил в памяти мутанта, про которого он слышал в основном хорошие отзывы в преступном мире. Это Уильяма не могло не радовать.
- Фух, - сказал он, выходя из укрытия навстречу Пурпуру. – А я-то уж было подумал, что это какой-нибудь Магенто. Я бы тогда прямо тут в штаны наложил.
Бейкер усмехнулся, но тут же сделал лицо серьёзным, увидев на лице брата по несчастью чёрную маску. Он подозрительно посмотрел на Пурпура и, на всякий случай, снова сжал дубинку покрепче.
- А что это тебе рот закрыли? Ты случаем не используешь на мне свои способности, если я её уберу? Мне вот ошейник сняли когда в камеру запихивали.
Но, не дождавшись утвердительного или отрицательного мычания, Песочный обошёл фиолетового в целях посмотреть на маску сзади. А там был встроен небольшой кодовый замочек, потыкав по клавишам которого, мутант понял, что и в маске энергия давно кончилась. Он положил дубинку на землю.
- Сейчас будет небольшое бо-бо, - предупредил Бейкер, взглянул на свои руки и, глубоко вдохнув прогнивший воздух (от чего вновь зашёлся кашлем), уплотнил песок. Ни боли, ни каких-либо других осложнений не проявилось, потому он с улыбкой на лице схватил за маску с двух сторон и начал ломать её в обе стороны. Даже с усиленными руками это удалось не так просто, но через несколько секунд чёрные остатки валялись на полу.
- Вдохни запах мертвячины поглубже, - без улыбки сказал Бейкер и оглянулся, подходя к Пурпуру спереди. – Слушай, что за х**ня здесь произошла? Как я понял, ты тоже только щас проснулся? У меня предположение, что тут произошёл какой-то бунт или типа того. Вон у того товарища, - Бейкер ткнул пальцем в труп, лежавший позади, в руках которого некогда покоилась дубинка. – Прострелен череп. А этот, - дубинка указала на обуглившиеся останки мутанта в почерневшей от копоти криогенной камере. – Вообще заживо сгорел. Что-то здесь неладное произошло, зуб даю.
Постояв еще немного и поглядывая в темноту, Бейкер продолжил.
- Я вот чё думаю: валить отсюда надо и побыстрее. Не нравится мне в склепах находится. А, раз ты у нас голова, то давай, Фиолет, веди.

+1

5

Бейкер говорил. И говорил очень много. Даже если это было к лучшему - уж лучше пусть кто-нибудь говорит, чем здесь будет висеть мёртвая тишина - Пурпур никак не мог отделаться от мысли, что он страстно желает заткнуть этого парня. Но иногда приходится уступать своим желаниям, чтобы пойти правильным путём - кругом творилась непонятная хрень, которую предстояло разгребать. В одиночку Зебадайе не справится. Когда маска поддалась и свалилась на пол, наполняя пустое помещение уходящим вглубь коридоров эхом, Киллгрейв громко выдохнул ртом и откашлялся, пытаясь избавиться от железного вкуса во рту - ему не просто залепили половину лица, но и вставили своеобразный кляп. Голову вскружил омерзительный запах мертвечины и сырости, но Зебадайе он казался не таким ужасным.
- Как... - тихо начал Киллгрейв слабым голосом, потирая шею. - Как же много ты болтаешь...
Пурпур молча слушал Бейкера, подавляя в себе возрастающее желание бросить его гнить вместе с остальными мертвецами. Но хотя его быстрая речь и действовала Киллгрейву на нервы, он отметил, что Песочный был человеком складного ума и умел рассуждать. ПО крайней мере, у него даже имелись своя теория по поводу произошедшего здесь.
- Я вот чё думаю: валить отсюда надо и побыстрее. Не нравится мне в склепах находится. А, раз ты у нас голова, то давай, Фиолет, веди.
- Кто я тебе, по-твоему, Сусанин? - фыркнул Пурпур, даже не надеясь, что это закоренелый американский тип его поймёт. Голос его немного окреп, но он по-прежнему не чувствовал в нём прежней силы. Его голос был для него всем. Это - источник его могущества. Киллгрейв никогда не пробовал использовать его на многомиллионной аудитории, а свой план по порабощению доброй половины Манхэттена он так и не успел претворить в жизнь. - Я не вижу здесь окон. Никаких. А эти многочисленные вентиляционные ходы наводят меня на мысль, что мы где-то очень глубоко под землёй. Увы, нам не повезло - я понятия не имею, куда нам надо идти. И если ты не Халк, то нам вдвойне не повезло - этот бы одним прыжком добрался до поверхности.
Киллгрейв свёл брови в одну линию и наморщил лоб - типичный вдумчивый Пурпур. Задержав дыхание, он присел на корточки возле одного трупа и аккуратно осмотрел его, выворачивая карманы на хорошо сохранившейся одежде, которая разве что пропиталась гнилью. Увы, никакой чудо-карты он не нашёл, зато сорвал с шеи покойника пропуск - кто знает, а вдруг пригодится?    Пара выключенных компьютеров да потухшие лампы вовсе не означали, что электричества нет во всём бункере, а в одном из коридоров они обязательно наткнутся на какую-нибудь бетонную дверь, которая откроется только если набрать какой-нибудь код или провести пропуском по специальной панели. Найденный пистолет Пурпур тоже оставил себе:
- Ты обернёшься в песчинку, если понадобится, а я - нет.
Чтобы Песочник всё же не затаил чего дурного на Киллгрейва, Зебадайя вручил ему дубинку. Хотя Песочному вообще никакое оружие не нужно было. Пурпур наугад выбрал направление, и они медленно двинулись по коридору, тускло освещённому светодиодным лампами в полу.
- Смотри: видишь, половина компьюетров работает? Значит, они держатся на резервном питании. Нам бы найти резервный генератор и попробовать перезапустить всю систему - в такой темноте хоть глаз выколи. Хотя как мы и что здесь найдём - ума не приложу. К тому же, нам бы...
ЧВАК
Киллгрейв остановился на месте. Сердце ушло в пятки вместе с хлюпающим звуком, который он только что слышал. Нет-нет, ему не показалось, он действительно что-то слышал. Хотя лучше бы это была игра воображения. Левой рукой он остановил Бейкера:
- Ты слышал?
ЧВАК ЧВАК ЧВАК
Зебадайя взвёл курок, целясь куда-то во тьму. Звуки становились громче, и от них почему-то стыла кровь в жилах. Киллгрейв прикусил губу, не в силах сглотнуть вставший в горле ком.
Из тьмы показалось двуногое существо. Да, двуногое существо, но никак не человек - это был самый настоящий скелет, покрытый кусками мяса и кожи. Одна глазница была пустой, а из второй свисал белок, державшийся на нервах. Это ковыляющее существо хлюпало голыми мышцами стоп по полу, оставляя за собой следы. Киллгрейв недоуменно посмотрел на Бейкера, но тут же приковал взгляд к ходячему трупу, как только тот издал громкий хриплый звук, играющий на струнах нервов. Пурпур чувствовал в себе непонятный страх - раньше он никогда такого не испытывал. Но сейчас он столкнулся с чем-то из вон рук выходящим, и человеческие инстинкты пробудились из глубокой спячки. Зебадайя спустил курок, и пуля врезалась в череп, вышибив его с той стороны - ошмётки мозга брызнули на стену, и существо свалилось, издавая тошнотворные звуки.
- Что - **ять - здесь - происходит?!..

+1

6

Бейкер всё никак не мог отделаться от мысли, что лежащие на полу и стоящие в камерах трупы наблюдают за ним. Это гнетущее чувство терзало мутанта изнутри как маленький червяк в яблоке. Он прекрасно понимал, что быть такого не может, так как даже пустые глазницы направлены были в другую сторону от двух выживших сокамерников.
Билли на всякий случай взглянул сквозь темноту на лежащий впереди труп. Череп был наклонен вбок и смотрел куда-то вперёд на пространство между двумя камерами – самого Бейкера и вторую уже открытую, пыльную и без следов какого-либо взлома. В этом пространстве как раз и находился некое подобие компьютера, про один из которых говорил Пурпур, с тускло мигающими лампочками и кучей кнопок.
Информация о том, что фиолетовый новоиспечённый сотоварищ Бейкера сам точно не предполагает о дальнейшем пути их следования весьма огорчил мутанта. Сам он всегда либо производил необдуманные поступки, не всегда совладавшие с голосом разума, либо тупо и беспрепятственно выполнял чьи-либо приказы. Последнее он крайне не любил, но так жить было куда проще и беззаботнее.
- За дубинку спасибо, ага, - промямлил Песочный, повертев её в руках. Свою же дубинку он оставил немного позади лежащего в данный момент перед ними покойника. После этого они медленно побрели в правую от камеры Бейкера сторону.
Пурпур был крайне неоднозначной личностью. В данный момент, за неимением других вариантов и полного отсутствия каких-либо шансов на выживание в одиночку, других возможностей просто не было. Мутант цвета русской «селёдки по шубой» имел весьма высокое положение в криминальном мире, став известным именно благодаря своей способности – внушать мысли. Именно данный факт положил в голову Уильяма страх быть преданным компаньоном. Как раз рядом с боязнью взглядов со стороны мертвецов.
Пурпур же, пока Песочный обдумывал то, что он стал себя вести как маленькая плаксивая девочка, рассуждал насчёт перезапуска всей системы питания. Но ничего этого мутант не услышал. Зато явственно в его ушах прозвучал чавкнувший звук. Пурпур остановил Бейкера рукой, но этого и не требовалось – тот остановился как вкопанный.
- Ты слышал?
- Я… - начал было Уильям, но сказать что-либо охрипнувшим голосом не успел. Звуки начали приближаться. Впереди, из непроглядной тьмы подземного бункера к ним что-то или кто-то приближалось. И если оно не издавало других звуков помимо этого хлюпанья, ничего хорошего ждать не приходилось.
И тут первый страх, сидевший в голове мутанта маленьким червячком, сверлящим мозг, вдруг перерос в настоящий и вполне реальный образ, вышедший из тьмы. Обвисшая кожа, висящие куски прогнившего мяса, болтающийся словно маятник глаз и почерневший и почти полностью выпавшие зубы медленно надвигались на двух мутантов с тем самым хлюпающим звуков ходьбы. Каждый шаг отдавался страшным эхом не только по стенам коридора и стеклянным камерам, но и в ушах Песочного. Появившееся недавно окоченение не отпустило его и теперь. Страх полностью овладел его сознанием, не дав возможности хотя бы убежать.
Но Пурпур, в отличие от Песочного, не растерялся. Пуля пронеслась сквозь черноту и вышибла ошмётки мозгов с задней части головы неизвестного создания. Бейкер, услышав рядом хлопок выстрела, еле заметно дёрнулся и медленно повернул голову в сторону напарника. Тот был шокирован не меньше Уильяма.
- Это был… - прогнусавил Бейкер, но тут же откашлялся, вдохнув поглубже прогнивший смрадом воздух. – Это был зомби? Я б*я буду, что это было он! Какого х*я здесь творится, б**ть?!
Он практически перешёл на крик, схватившись одной рукой за голову, а второй выкинув дубинку назад. Если уж на той пойдёт, то она ему вряд ли сгодится. Парень закрыл на пару секунд глаза, приходя в себя, а потом, неуверенным шагом двинулся в сторону лежащего и уже мёртвого окончательно создания.
Пуля прошла как раз над еще уцелевшим глазом. Зрачок в глазу смотрел куда-то влево вниз, словно указывая на что-то. Бейкера невольно передёрнуло. Он присел перед трупом на корточки и осмотрел остатки одежды, висевшей на трупе словно тога на древних римлянах. Из этих остатков можно было различить ту самую тюремную одежду, которую нацепили на Бейкера поверх его стандартного неснимаемого наряда. Это могло говорить только о том, что данный зомби, или кем бы он ни был, находился здесь в качестве заключённого. Но кто конкретно это был, Уильям сказать не смог.
Поднявшись на ноги от тошнотворного запаха, исходящего от мертвеца, который теперь витал в воздухе с удвоенной силой, Уильям почесал затылок.
- Это какой-то пи**ец, - сказал мутант, поворачиваясь к Пурпуру. – Тут точно случилась какая-то авария или типа того. Надо срочно выбираться отсюда к едрени матери, а то мы здесь даже с нашими способностями чувствую долго не протянем.
С этими словами он побрёл дальше, аккуратно переступив через раскинутую вбок руку зомби. Но он всё равно наступил в кусочки мозгов, из-за чего с хлюпающим звуков пошёл дальше, пытаясь, с матами, убрать с подошвы «грязь» о стеклянные открытые капсулы. Через пару десятков нескончаемых коридоров Бейкер, наконец, наткнулся на распахнутую настежь дверь на левой стене. Возле входа лежал очередной труп. Только этот экземпляр, судя по давно высохшим следам крови на стене, застрелил себя сам.
- Можешь взять себе еще один пистолет, - усмехнулся Бейкер. – Он ему всё равно не понадобиться.
Уильям вдруг понял, что страх ушёл. Осознание того, что «смотрящие из тьмы мертвецы» не совсем уж больная фантазия мозга, очень успокоили мутанта. Даже тупые шутки вновь вернулись.
Заглянув в проход, Песочный увидел очередной коридор. Не такой широкий и длинный, как предыдущий, но так же угнетающий – в дальнем углу валялась чья-то сгнившая от времени кисть руки. Бейкер нахмурился, но вступил в коридор к следующей дальней двери, которая также была распахнута. Пройдя туда, он остолбенел.
Это оказался большой зал с кучей перевёрнутых столов и скамеек, по которым можно было судить о причастности к столовой. Свет здесь был немного мощнее, хоть лампы и висели выше. Многие столы были построены для ведения обороны. В дальнем конце зала была видна огромная куча металлических балок и земли, что могло говорить об обвале, случайном или подстроенным. Но не это смутило мутанта. Сбоку от кучи земли лежала не менее маленькая куча трупов. Она была невероятных размеров. Руки, ноги, головы и туловища переплетались в жуткой картине, от которой тошнило в разы сильнее, чем от тошнотворного запаха, всё так же висевшего в воздухе.
- Да кому, б**ть, это понадобилось? – чуть ли не с мольбой в голосе спросил Бейкер. Он снова вздохнул, не став больше смотреть не ужасное зрелище вдалеке. – Если здесь столовая, то где-то неподалёку должен быть пост охраны или типа того. Надо идти туда. Авось надыбаем карту здешних лабиринтов.

+1

7

Бейкер матерился, не стесняясь в словах и выражениях. Точно такие же эмоции, как и он, испытывал Пурпур, разве что не дал потоку брани вырваться наружу. Он только что пристрелил труп. Пристрелил труп... КАК МОЖНО ПРИСТРЕЛИТЬ ТО, ЧТО МЕРТВО? Дрожь пробрала Киллгрейва, сердце бешено колотилось в груди, а к горлу подкатила новая тошнота. Мутанты, сверхлюди, демоны, космические существа, боги - ничто не могло сравниться с ходячим трупом. Зебадайя нервно хихикнул - "нет, этого не может быть. Бред какой-то. Это не реально. Н-Е-Р-Е-А-ЛЬ-Н-О."
С Бейкером они всё же двинулись дальше, но каждый шаг давался с каким-то трудом. Киллгрейв чувствовал, как страх внутри возрастает, и он ненавидел себя за это. Пистолет в руках не придавал никакой уверенности, хотя тот факт, что можно было убить трупа с помощью обычной пули, вселял надежду, что ещё не всё потеряно. К тому же, Зебадайя в случае печальных обстоятельств мог положиться на свой исцеляющий фактор. Одновременно с этим регенерация могла обернуться и проклятием: а вдруг его приклеят гадкой слизью к потолку, как в каком-нибудь фильме ужасов, и каждое утро будут вырывать его кишки? И так до бесконечности, пока что-нибудь не решит сожрать его полностью?..
Из кровавой пучины негативного будущего Пурпура вырвал новый поток ругани Бейкера, а вместе с тем и картина, представшая перед их глазами. Киллгрейв сглотнул, не находя слов для увиденного: так бывает только в фильмах. хотя и там всё выглядит куда менее жестоко... огромная гора трупов гнила здесь уже Бог знает какой день. Но больше запаха и оторванных конечностей Зебадайю более волновал вопрос, кто это решил выстроить пирамиду из плоти и костей.
- Да кому, б**ть, это понадобилось? Если здесь столовая, то где-то неподалёку должен быть пост охраны или типа того. Надо идти туда. Авось надыбаем карту здешних лабиринтов.
- А если там сидит какая-нибудь херня, которая выстроила этот агрегат? - остановил его Киллгрейв, ткнув пистолетом в сторону трупов. Впрочем, Бейкер ответа не знал, как и он сам, так что глупо было рассчитывать на что-то вразумительное. - Так, ладно... Ходячие мертвецы... Откуда они берутся? Научная фантастика - единственный ответ, который есть у меня в голове... более это не фантастика. Не знаю, возможно, какой-то вирус... Или ещё что... Чёрт...
Пурпур сам не понял, зачем начал этот разговор, но голова у него уже была готова лопнуть от мыслей, скопившихся в ней. Необходимо было высказать всё вслух, чтобы удостовериться, что он не сошёл с ума, что Бейкер с ним хотя бы процентов на пятьдесят согласен или вроде того. Но Киллгрейв почему-то осёкся и молча кивнул спутнику, что означало одно: веди, герой.
Так или иначе, но через достаточно короткое время им удалось пробраться через полуразрушенный лабиринт разных коридоров и комнат к посту охраны. К счастью, по дороге им не повстречались новые ожившие трупы, отказывающиеся покидать сей мир. Пурпур тщательно осмотрел помещение но не обнаружил никаких тел охранников - это было немного странно в то же время, ведь разве не должен был хотя бы здесь в кресле сидеть пузатый бородач, следивший за камерами, записывающими происходящее в здании? К сожалению, блок, поддерживающий работу экранов, издох, и Киллгрейв не нашёл никакой другой аппаратуры, чтобы просмотреть имеющиеся на посте диски. Зато в одном из ящиков ему удалось обнаружить план здания. Зебадайя, увидев его, присвистнул и махнул рукой Песочнику.
- Мы в самой глубокой заднице, что можно придумать. Метров десять-пятнадцать под землю, а выход имеется через лифт. Лестница, вот эта, - Киллгрейв ткнул пальцем в карту, - похоже, вела через столовую. А там гора трупов. Лифт не работает,  я думаю, так что придётся нам как-нибудь карабкаться по тросам. А если работает... Считай, мы везунчики.
Киллгрейв грустно ещё раз пробежался взглядом по карте, пытаясь отыскать хотя бы ещё какой-нибудь запасной выход. Должен же он быть. Какая-нибудь дверь, ведущая в канализацию города, ну или что-то вроде того...

+1

8

Предположение насчёт возможного нахождения на том самом посту охраны твари пострашнее зомбяка не очень вдохновило Песочного на дальнейшие путешествия. Но сказать что-то против, тем самым успокоив и себя, и Пурпура, он тоже ничего не мог. Потому он просто вздохнул, закрыв глаза рукой. Как бы он не старался, но краем глаза всё равно замечал ту ужасную гору. Она привлекала вниманием не только своим отвратительным видом, но и запахом и пониманием, что эти разлагающиеся в темноте трупы раньше точно так же, как и они сейчас вдвоём, ходили по этим коридорам. Что тут могло такого произойти, Бейкер даже боялся представить.
Дальнейшие их похождения до самого поста охраны прошли без особых происшествий. Несколько раз они заворачивали к запертым наглухо дверям, за которыми точно так же доносился тошнотворная вонь гнили. Именно по этой причине многие из них мутанты просто обходили стороной. Кое-где точно также валялись мертвецы, тупо смотревшие в какую-то одну точку. После встречи с тем «другом», Уильям стал побаиваться их и на каждом шагу всё пристальнее смотрел на лежащие и сидящие у стен полуразложившиеся трупы.
Через несколько поворотов они всё-таки наткнулись на небольшую комнатку с надписью «Пост охраны. Посторонним вход воспрещён!». Внутри всё было покрыто толстым слоем пыли. Пахло здесь уже не разложением, а обычным спёртым воздухом. Бейкер увидел в глазах Пурпура удивление по поводу отсутствия здесь вообще каких-либо живых или мёртвых тел, чему удивился и сам.
Покопавшись в столах и всевозможных шкафчиках, набитых различными пожелтевшими бумагами, Фиолетовому всё-таки удалось найти нужный план здания. Уильям ошеломлённо взглянул на неё.
Как и сказал Пурпур, находились они глубоко под землёй, коридоров была целая куча, а лифт был один единственный и то, по всей вероятности, не работал.
- Глянь, - Бейкер ткнул пальцем немного правее от лифта. – Служебное помещение и нарисована молния, - он посмотрел ниже на легенду. – «Генератор». Во! Может попробуем как ты и говорил? Вдруг сможем найти резервный? Тогда и лифт запустится.
С этими словами Уильям направился к предполагаемому генератору. По дороге всё также встречались трупы и конечности. Но это уже не так сильно пугало Песочного и не вызывало особого отвращения. Он умел быстро адаптироваться.
Напугало его хриплый рык за одной из дверей. Они должны были пройти мимо неё, но звук раздался в тишине, равномерно нарушаемой шагами мутантов, очень отчётливо. Бейкер взглянул на неё. Эта была обычная коричневая дверь с матовым стеклом посередине. Кто-то чёрным маркером нарисовал крест возле самой ручки. Тут парень понял, что и до этого на некоторых дверях замечал подобный же знак. Но что он значил, мутант так и не понял.
Он вопросительно взглянул на товарища и, не дожидаясь ответа, крутанул круглую ручку. Дверь оказалась запертой. Песочный тяжело вздохнул.
- Пожалею я об этом, - еле слышно промямлил Билли. Он уплотнил песок в правом кулаке и с размаху разбил матовое стекло. Казалось, звон отозвался жутким эхом не только по коридору, где они стояли, но и по всему комплексу. Осколки стекла посыпались с громким звоном вперёд, в тёмное помещение, поблёскивающими в тусклом освещении ламп словно капли дождя. Уильяму даже не пришлось приглядываться, чтобы увидеть, что находилось внутри. Семь или восемь точно таких же, как и встретившийся ранее зомби, существ лежали у дальней стены и глухо рычали и мычали. Один из них, явно заинтересованный произошедшим, кое-как перевернулся со спины на живот и начал медленно ползти в сторону двери, подтягиваясь с помощью тонких пальцев.  Ног у него по какой-то причине не было до самого пояса. Вместо них были ошмётки. Оживший мертвец с глухим звуком рычал и смотрел на Бейкера своими потускневшими глазами. На нём еще остались какое-то подобие лабораторного халата, что вызвало у мутанта еще большее отвращение. Другие же зомби просто лежали и тихо мычали, пытаясь как-то двигаться: кто головой, кто рукой. У каждого из них по, какой-то причине, не доставало либо какой-то части тела, либо какой-нибудь части лица. Один из них с обуглившееся половиной лица медленно клацал зубами, от чего из оторванной части головы виднелось движение мышц и челюстей.
- Твою-то мать… - сказал Бейкер с выражением лица, будто его сейчас стошнит. Еле как он смог оторвать глаза от лежащих мертвецов и даже от того, что всё еще полз и осмотреть помещение. Левая стена, как оказалось, была почти полностью разрушена. Огромная чёрная дыра с кривыми, как от случайного разрушения, краями зияла жуткой тьмой.
- Смотри-ка, Фиолетовый, - глухим голосом произнёс Песочный. – Там может быть, тоже есть выход на поверхность. Можем перебить этих тварей, - Уильям снова скорчил лицо, взглянув на уже подползший к самой двери труп. – И попробовать пойти туда. Или же потопаем дальше к генератору. Чё думаешь?
А меж тем, Зомби стал пытаться поднять руку до самого разбитого окошка, но для этого тому надо было хотя бы приподняться на одной руке, что, судя по тощим облезлым мышцам, ему не удастся.

0

9

Всё происходящее казалось настолько нереальным, что скорее подошло бы для сюжета какого-нибудь дешёвого боевика. Но страх был более чем реален, и ползущие по полу трупы - тоже. Он ранил глубоко, в самое нутро, подавляя гордость и обнажая сущность. Казалось, работали одни инстинкты.
- Смотри-ка, Фиолетовый. Там может быть, тоже есть выход на поверхность. Можем перебить этих тварей. Попробовать пойти туда. Или же потопаем дальше к генератору. Чё думаешь?
Назад к генератору... Назад... К этой пирамиде из человеческих костей и внутренностей? Нет уж. Проще было повернуть назад - по крайней мере, позади них мертвецы не шипели и не шевелились, а мирно себе гнили, издавая тошнотворный запах. Но почему-то смотреть на настоящих зомби было проще, чем на гору останков. парадоксально, но факт.
- Вот что я думаю, - отозвался Зебадайя, бесцеремонно расшибая мозги ползущей к нему твари. Как только раздался громкий выстрел, остальные зомби в один голос заверещали, будто пуля попала в них, а не в другого уродца. Пурпур кивнул Бейкеру на остальных монстров, а сам занялся ещё двумя - у Песочника есть уникальные способности, а у пистолета, увы, обойма не вечна. Нужно бы сохранить парочку патронов - таким богатством грех пренебрегать.
Киллгрейв очень просто расправился со своими зомби. Ему было жаль те три пули, что он выпустил в эти мёртвые и смердящие тушки, но ему до сих пор не хотелось пытаться вступать в рукопашный бой, пусть даже у соперника нет ног. И ведь дело даже не в ногах - кто знает, не заразно ли их...состояние?.. Да и как-то не было желания отскребать потом с кулаков прилипшие куски плоти.
- Едрить твою туда коляску, - выпалил Зебадайя, оказавшись у зияющей в стене дыры. Он обернулся - Бейкер всё ещё был занят своими "мертвецами". - Думаешь, будет разумно лезть в эту хренотень? - что могло их подстерегать по ту сторону этого чёрного тоннеля? Новый тоннель? Новые зомби? Пропасть? Или всё же это путь к свободе?
Пурпур поёжился, ощутив неприятное покалывание в ногах - ещё один знак в пользу того, чтобы повернуть обратно? Но не слишком ли поздно? К тому же, тайные ходы могут оказаться надёжнее. И в то же время... Кто сделал эту огромную дыру в стене? Только не говорите, что эти безногие трупы, имевшие честь умереть во второй раз - Вам даже Станиславский не поверит.
- Если я там сдохну, я вернусь с того света и придушу тебя, Бейкер, - делая шаг навстречу тьме, сказал Пурпур, и в голосе его звучала скорее ирония, нежели угроза.

+1

10

Бейкер снисходительно пожал плечами и, выбив ногой дверь, от чего части замка разлетелись во все стороны, пошёл к своей половине «работы». Уплотнив в ногах и руках песок, что привело к забавно выглядящему уменьшению размеров живота и груди, Уильям начал давить головы мертвецов. Некоторые из них даже попытались его укусить, целенаправленно идя в его сторону. Но он первым успевал ударять кулаками с двух сторон, от чего голова разлеталась ошмётками мозгов, черепа и глаз.
Давя последнему череп, Песочный заметил, что Пурпурный уже расправился со своей частью зомби и стоят теперь возле прохода с кромешной тьмой внутри. Бейкеру крайне повезло, что у трупов очень сильно запеклась кровь, из-за чего его песок почти не промок, хоть кулаки немного утяжелились. Но если они всё же выберутся на поверхность, то просушка под солнцем сделает своё дело.
- Думаешь, будет разумно лезть в эту хренотень? – спросил Пурпур.
- Да не ссы, Фиолетовый, - ухмыльнулся Бейкер. Он отряхнул руки, словно только что лепил пирог, а не давил головы, и шагнул внутрь.
- Если ты вернёшься с того света, то придётся и тебе голову давить, - рассмеялся Бейкер, осознав, что всё больше пытается найти позитивных черт во всём этом. Хотя, казалось бы, что тут может быть положительного? Два преступника, очнувшихся после неизвестно сколько прошедшей спячки в замороженном состоянии, видят кучу трупов по всему зданию, причём как мирно разлагавшихся у стенки, так и бесцеремонно гуляющих в поисках мозгов. Романтика прямо. Не хватает еще Конца света.
Впереди, в темноте слышался топот Пурпурного. Бейкер же, матерясь через каждые два шага от того, что поскользнулся на каком-нибудь мокром камне или лежащем трупе, пытался идти помедленнее. Но в то же время выбраться хотелось очень. Коридор меж тем, состоящий в основном из неровных пещерных стен, капающих неизвестно откуда подземных вод и лежащих на полу то тут, то там трупов, постоянно уходил немного вверх, от чего была большая вероятность, что они и правда окажутся именно на поверхности. Как предположил Уильям их либо просто раздавили, когда толпа пытался перебраться туда же куда и они, либо же это зомби, которым не дали пройти далеко, а оставили лежать прямо здесь, в необычного вида склепе.
- Когда мы окажемся на воле, - сдавленным голосом начал мутант. – Я пойду в первый попавшийся бар и выпью галлон пива. И орешков к ним. Много орешков. А еще… Ай бл*ть!
Это был очередной скользкий камень.
Через неизвестно сколько пройденных метров и встреченных трупов впереди, наконец, забрезжил свет. Бейкер еще раз, но уже по радостному поводу, сматерился и ускорил темп ходьбы, подталкивая напарника впереди себя.
Яркий свет ударил мутанту в глаза. Пришлось закрыть глаза рукой. Через пару секунд, когда «зайчики» начали пропадать, он сначала полной грудью вдохнул свежего воздуха, а после огляделся. Вышли они из огромной каменной скалы, вертикально воздвигающейся на пару десятков метров вверх. Впереди них была бескрайняя пустыня, на горизонте которой виднелось что-то городского вида. Справа же, всё в той же скале, был выдолблен огромный проход по типу ангара, ворота которого были открыты нараспашку. Но, что больше всего ужаснуло Бейкера, так это то, что ворота были открыты не просто человеком, а от взрыва. Покорёженные и местами почерневшие металлические двери выгнулись в жуткие формы, а их куски валялись в самых разных направлениях. Неизвестно что именно взорвалось внутри, но чуть поодаль лежало два выгоревших до основания армейских грузовика. То тут, то там можно было заметить и обгоревшие дотла трупы, чёрные кости которых ярко выделялись на пустынной земле. Уильям, нехотя двинулся к ангарным дверям.
- Надо посмотреть, вдруг там люди ещё есть, - сказал Песочный. – А у них есть пиво.
Обойдя изогнутую волнообразной дугой дверь, Билли посмотрел внутрь. Там была такая же кромешная тьма, освещаемая немного только светом от входа. Изнутри несло всё тем же тошнотворным сладковатым запахом разложения. Но было его куда меньше. Все трупы либо сгорели, либо запах просто уже выветрился, а доносился только из дальних уголков.
- Эй! Есть там кто-нибудь?! – крикнул мутант, сложив руки рупором возле рта. В ответ – тишина. Постояв немного и взглянув на Пурпурного, Уильям вновь тихо сматерился и указал рукой на видневшиеся вдалеке здания.
- Б*я буду, там уж точно есть пиво, - Песочный улыбнулся. – А может даже и люди. Надо топать туда. Так что пошли, надеюсь, ты не сильно устанешь, Фиолетик.
С этими словами они двинулись по идеальному асфальту, проложенному как раз от тех зданий до ангарных ворот.

+1

11

Пурпур молча шагал по коридору, изредка отвечая невнятным мычанием на шуточки Бейкера - его болтовня всё больше и больше действовала на нервы Зебадайе, но она, по крайней мере, отвлекала от той жуткой мысли, что он в очередной раз встал ногой в чьи-то кишки. Тьма кругом была непроглядная, но в свои ощущениях он ничуть не сомневался - это были стопроцентно кишки. Где-то дальше он случайно пнул ногой то ли желудок, то ли печень. искать протухший человеческий орган во мраке не было желания, чтобы проверить свои подозрения. Если такая жуткая картина застала их внизу, то что же ждёт их наверху? Стоит ли верить в нечто хорошее там, где сейчас брезжит солнечный свет? Или не стоит обманывать себя и лучше смириться с горькой правдой?..
Что бы их там ни встретило, Киллгрейв был безумно рад, когда тоннель закончился. Как только стало видно нечто белое в конце, он ускорил шаг, ощущая прилив сил. Покинуть эти катакомбы - вот задача номер один.
Как оказалось, на поверхности было ничуть не лучше. Да, зомби здесь не водились (пока что?), зато выжженное поле свидетельствовало об очень нехороших кровопролитных жутких событиях в этом месте. И эта пустыня... Где они? И почему город на горизонте кажется таким... мёртвым? Зебадайя сморщил нос от запаха жареных трупов и сплюнул себе под ноги. Провались всё пропадом - что за хрень творится вокруг? А вдруг он всё ещё торчит в той криокамере и это - всего лишь плод воображения его повреждённого искусственной комой мозга? Лучше бы так... Пурпур хмурился всё больше и больше, а вот Песочник буквально излучал из себя позитив. Он по жизни повёрнутый или это защитная реакция такая? Бродит себе мимо трупов (и по трупам, как в тоннеле), пива хочет... Странный человек.
- Смерть, - буркнул Пурпур, ожидая уже нечто вроде "оба-на! фиолетовое чудо заговорило!" - Здесь всё пахнет смертью. Посмотри на здания: вон там небоскрёб оброс уже зеленью, а вон башня рухнувшая. Нет там пива. Потому что варить его некому.
Столько пессимизма он в себе никогда не обнаруживал, но настроение его было под стать городской пугающей тишине. Ни одной машины, проехавшей мимо... Первый встречный автомобиль облупивался под палящим солнцем в канаве крышей на сухой земле - водителя Пурпур не обнаружил. Может быть, он сгорел, а его труп сожрали вороны. Впрочем, воронов он тоже не видел. Ни одной птицы в небе, ни одного дикого зверя. Может, только зомби и водятся в этих краях?
- Гляди, - указал Зебадайя Песочнику на табличку, изрядно пострадавшую от какого-то взрыва. Буквы на ней практически не было видно, поскольку большая часть таблички хорошенько обуглилась и запеклась на солнце. "дж...дж...Это "е" или "и"?... Не пойму... "Дж.......ес" ? И цифры рядом... Где бы мы ни были... Всё это скверно выглядит.

+2

12

Бейкер пнул столбик, на котором крепилась искорёженная от времени табличка. С неё тут же посыпалась ржавчина, пыль и чёрная зола.
- Ну что за х*ёвая жизнь, - с ноткой обиды в голосе сказал он, глядя куда-то на горизонт. – Проснулись хpен знает где, людей нет, еды нет, даже пива нет! Один ё*анные зомбаки.
Песочный почесал затылок, вздохнул и медленно поплёлся в сторону зданий, взглянув на фиолетового брата по несчастью. Даже если по словам Пурпура того самого нектара богов в городе нет (хотя Уильям верил! Оно там есть!), то других вариантов всё равно не предвиделось. Либо туда, либо внутрь тёмного и ещё более жуткого, чем катакомбы, ангара на поиски хоть чего-нибудь полезного.
Хоть Бейкеру всегда нравилось ходить по песку, он решил всё же пойти по асфальту, пожалев Пурпура. Солнце находилось в самом пике неба, пекло невероятно, от чего песок весьма сильно нагревается. Как, впрочем, и сам Билли. Но это приносило ему даже наслаждение. Песчинки расслаблялись, тело становилось лёгким и беззаботным.
Но беззаботность и тишина длились недолго. Где-то вдалеке со стороны зданий, до которых оставалось не более полукилометра, послышались звуки. Сначала Бейкер не разобрал что это, но потом его осенило – музыка. Какое-то деревенское кантри по всей видимости. Причём, если мутант правильно расслышал скрипящую и кряхтящую музыку, то шло это всё из какого-то подобия граммофона. Уильям остановился и глянул на Пурпура.
- Что за херня? – от чего-то шёпотом спросил он, хотя даже начав он орать, его бы не услышали в городе. – Живые всё-таки есть?
Он прищурил глаза, разглядывая ближайшие здания. Самым близким был небольшой некогда белого цвета домик. Сейчас он был серый, полуразвалившийся с остатками забора вокруг.
- Пошли к дому, а там разберёмся, - предложил мутант, начав медленно на полусогнутых ногах продвигаться. – Только, бл*ть, тихо! Не хватало мне ещё попасться из-за тебя.
Теперь же пришлось идти по песку под таким углом от дома, чтобы как можно большая часть главной улицы не просматривалась. И не просматривались сами мутанты с этой улицы. Опять-таки Уильям мог бы превратиться в песок и просто долететь над песком же до дома, не вызвав совершенно никаких подозрений, но какое-то странное и сильное чувство одиночества, к которому он так привык в обычной жизни, сейчас его крайне пугало.
Музыкой и правда оказалось кантри. Уильяму вдруг явственно представился мужичок в соломенной шляпе, одежде фермера с ружьём в одной руке и банкой пива в другой, раскачивающимся в кресле-качалке. И всё это на крыльце какого-нибудь дома. Хотя обычных собственных домов тут было на удивление мало. Большая часть города, как Песочный смог рассмотреть состояла из однотипных кирпичных зданий в четыре этажа в высоту. Неподалёку и правда виднелся одно высоченное здание сильно пострадавшее от времени. Башня, некогда служившей, по всей видимости, частью местной ратуши, давно валялась за чертой города, разрушив собой одно из зданий на окраине.
Бейкер аккуратно подошёл к дому, пройдя сквозь дыру в сильно поредевшем заборе. Причём кольев на земле не валялось, словно их кто-то уже утащил для неизвестных целей.
- Так, идем к следующему зданию, - всё так же шёпотом сказала Билли, глядя на фиолетового. – Но надо не сильно высовываться, а то мало ли кто тут обитает.
Мутант вздохнул и отправился к следующему похожему дому. Тут дела с забором обстояли лучше, потому пришлось его перепрыгивать. Музыка меж тем становилась всё громче и отчетливее. Выглянув из-за заднего угла, Бейкер ничего не увидел. Следующим зданием была уже многоэтажка. Он двинулся к ней, поманив за собой Пурпура. Мутант аккуратно высунул пол головы.
Раздался выстрел. Пуля просвистела возле самого уха, от чего мутант, опешив, сделал шаг назад и упал на пятую точку. Он с бешенными глазами уставился на фиолетового. Нечто похожего он ожидал, но шок испытал всё равно. Он даже забыл на секунду, что пуля ничего бы ему всё равно не сделала. Сейчас в голове всё ещё висел шок.
- Выходите! – крикнул кто-то старческим и прокуренным голосом после резкого прекращения музыки. – А то хуже будет!
- Что? – тихо промямлил Уильям. – Всё-таки мы не одни живы остались. Что делать будем?

+2


Вы здесь » Amazing Marvel World: Fear Itself » Flashbacks » Хороший день, чтобы проснуться [Purple Man, Sandman]