Вверх страницы
Вниз страницы

Amazing Marvel World: Fear Itself

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Amazing Marvel World: Fear Itself » Flashbacks » Под сенью цветущих яблонь.


Под сенью цветущих яблонь.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Loki & Sigyn
Место: сад возле Ноатуна
Время: весна далекого прошлого
Сюжет: По всем канонам эта поездка должна быть самой что ни на есть приятной. Гостеприимный дом и хозяева, все как и должно было быть. Единственное, что могло омрачить этот визит - хмурый Локи. И хмурым он был по милости Тора, который отчего то решил, что их чисто мужскую компанию должна разбавить леди Сиф. Локи и Сиф - ядерная смесь. Чтобы более не накалять обстановку йотун удаляется в сад, где надеется провести остаток визита в полном одиночестве. Его уединение нарушает Сигюн. За этим следуют разговоры и, возможно, вы станете свидетелем того с чего все начиналось.

+1

2

Он был расстроен и несколько зол, но эти обмены колкостями между ним и леди Сиф были делом привычным. Хотя в этот раз воительница несколько перегнула палку, назвав его Лауфейсоном. Она прекрасно знала, что это прозвище очень не нравится ему, но она все равно его употребила назло Локи, чтобы тот снова якобы почувствовал свое место плебея в их славной компании. И все бы ничего, если бы это не происходило не на глазах гостеприимных Ньерда и леди Скади, которые, конечно же, предпочли оставить это без внимания, посчитав, что асгардцы сами разберутся со своими проблемами. "Очень разумно держаться в стороне в их то положении при Всеотце. Проблемы им не нужны..." думал оскорбленный Локи, беззлобно наблюдая за хозяевами дома. Возможно, они бы и вмешались, если бы Тор несколько осадил Сиф, но его вся эта ситуация лишь позабавила и даже умилила. "Что не сделаешь для счастья своего любимого брата... Я готов потерпеть еще, лишь бы ты, Тор, увидел какова это леди на самом деле." И во избежание дальнейших конфликтов, йотун предпочел оставить шумную компанию развлекаться без него.
Он довольно долго бродил по практически одичавшему саду, ища для себя достаточно укромное местечко для уединения. Ему нравилось это место, тихое и спокойное и такое не похожее на все прежние места в Асгарде, которые Локи удосужился посетить. Здесь все было таким свежим и нетронуто-прекрасным, что завораживало йотуна. Один сильный порыв весеннего ветра был способен превратить эти аллеи в прекраснейшее место. Опадающие лепестки яблонь кружили вместе с ветром в заурядном танце весны, предзнаменуя скорое наступление лета. Это завораживало, и обидные мысли, что создавали толчею в голове у Локи, отодвигались на задний план. Он сел прямо под одну из яблонь, облокотившись спиной о теплый ствол дерева. Он наблюдал за весенним торжеством весны и был счастлив от того, что может это видеть, осязать. Умиротворенно откинув голову назад, он позволили себе закрыть глаза и слушать, слушать очень внимательно, то, что ему шептала природа в эти самые минуты.
Хруст прошлогодней листвы отвлекает йотуна, и он открывает глаза, в которых уже снова плескается тревога и обида. Его укрытие нашли, чтобы снова помешать ему побыть одному. Возмутительно! Но он не встает, чтобы встретить того, кто помешал ему, он ждет, когда он сам предстанет перед ним. Через несколько секунд в поле зрения Локи появилась девушка. Кажется, это была одна из дочерей сера Ньерда, младшая из его дочерей Сигюн. Йотун довольно давно не видел сие создание, поэтому не сразу узнал девушку, что несколько его раздосадовало. Было странным, что она не появилась, когда они прибыли с визитом в их дом. "Не уж то этому созданию приходится тоже здесь скрываться? Не верю."
Он не выдавал своего присутствия, неотрывно следя за девушкой прямым пронзительным взглядом. И она, будучи, не зная, что не единственная в этом саду, практически прошла мимо.
- Это удивительное место, не так ли? - спросил он немного громче, чем хотел. - И несомненно Ваше любимое. - поднявшись на ноги, Локи улыбнулся девушке.

+2

3

В Ноатуне часто бывали гости. Ее приемные родители считались знатными асами, в своем дворце на берегу океана они принимали даже принцев. Вместе с Тором и Локи иногда приезжали Бальдр, леди Сиф или другие друзья Фрейра и Фрейи. Близнецы всегда были душой компании и никогда не скучали в одиночестве. Сигюн вспоминала, как в былые времена Скади уезжала с ними и их друзьями на охоту, как Ньерд брал их с собой в плаванье на драккарах, как они сидели у костра, жарили рыбу и пекли картошку, а отец рассказывал о захватывающих приключениях, в которых ему доводилось побывать. Молодой и улыбчивый бог лета был не только отважным капитаном корабля, но и великолепным рассказчиком. В детстве Сигюн еще пыталась присоединиться к их компании, но как-то не сложилось. Во-первых, она была младше, а для детей разница в несколько лет обычно критична - страшим с ней было просто не интересно, и довольно скоро девочка начала чувствовать себя помехой и обузой. К тому же Фрейя явно была не рада ее обществу, и делала все, чтобы у сестры навсегда пропало желание навязываться. Фрейя всегда была такая яркая, красивая, популярная, что тихая и скромная Сигюн чувствовала себя радом с ней гадким утенком, а от вечных ехидных замечаний и подколок сестры и вовсе хотелось провалить под землю и не отсвечивать. Время шло, а друзей Сигюн так и не нашла. Впрочем, такое положение дел девушку не слишком тяготило, она всегда могла найти, чем заняться и в одиночестве.
К примеру, она всегда обожала цветы и с удовольствием посвящала свое время садоводству. Ваны всегда считались духами плодородия, и, переехав в Асгард, Ньерд привез с собой множество диковинных для этого мира растений. Сигюн заслуженно полагала сад возле Ноатуна лучшим во всем Асгарде, и гордилась тем, что ее стараниями он становится все краше. Искусственно созданное ощущение дикой природы было нехарактерно для садов Асгарда, но здесь, на Корабельном Дворе, как будто бы расположился кусочек Ванахейма. Она любила гулять здесь, с холма, на котором был расположен дворец, было видно море и десятки легких кораблей, стоящих в заливе, корабельные мастерские, расположившиеся на берегу, и огромную долину, всю покрытую цветами розмарина. И посреди всей этой красоты - сам дворец, высокий и белокаменный, с сводчатыми потолками, арками и башенками, высокими окнами, напоминающий сказочный замок. Сигюн любила свой дом. Всем сердцем.
Вот и сейчас, пока брат с сестрой принимали гостей во дворце, Сигюн гуляла по саду, любовалась природой и витала в облаках. Мягкие сандалии скрадывали шаги, когда она ступала по узким мощеным аллеям, и богиня слышала только пение птиц и шелест листвы, полностью погружаясь в эти умиротворяющие звуки, будто растворяясь в этом прекрасном солнечном дне. К реальности ее вернул такой знакомый голос, который, впрочем, ей не доводилось слышать уже давно.
- Удивительное, - эхом откликнулась девушка и улыбнулась немного рассеянно. Сколько раз, будучи подростком, она мечтала о подобной встрече. Потом перестала. Детские мечты уходят, розовые очки разбиваются о камни реальности. "Надо же," - подумала Сигюн. - "Обращается ко мне, как будто это не я в пять лет бегала за ним и дергала за рукав с просьбой наколдовать еще каких-нибудь красивых иллюзий." Время много меняет и много стирает из памяти, однако холодная учтивость того, кому когда-то хотел стать другом, словно льдинкой кольнула сердце.
- Жаль только, что яблоки еще не созрели. Фрейя печет замечательные яблочные пироги.
Впрочем, пару яблочек можно было добыть я прямо сейчас. Сигюн подошла к дереву и коснулась ладонью ствола. Два совершенно зеленых яблока быстро налились соком и покраснели. Магия управления растениями вполне позволяла ускорить процесс созревания, но часто так лучше было не делать, это было не слишком полезно для дерева. Яблоки упали прямо в руки Сигюн, и одно она протянула Локи.

+2

4

Теперь, когда он уже не был один, он понял, что в действительности ему нужен был хотя бы один собеседник. Молчать он мог и дома, где говорили другие и не требуют от него ответов. В доме Всеотца Локи представлялся весьма своеобразным дополнением для славного Тора, потому что на фоне всех прегрешений йотуна Бог Грома выглядел весьма достойно, и Одину было все равно, что Локи всего лишь подчиняется его приказам. Он опустил голову и исподлобья взглянул на Сигюн. Его взгляд был изучающим, он словно вопрошал о том, что творилось внутри у асиньи, о чем она думает, когда смотрит на него. Быть может она, как и все остальные, считают его плебеем, никчемным братцем Тора, приемышем Одина, может она называет его за глаза Лафесоном? Все эти вопросы занимают йотуна, как никогда прежде, потому что он смутно помнил о той маленькой девочке, что не боялась к нему подойти и протянуть руку дружбы, когда все прочие уже тогда сторонились его. Но, кажется, Локи не вызывал у Сигюн тех негативных эмоций, что бывали на лицах леди Сиф или Бальдра.
- Удивительное. - эхом отозвалась девушка и посмотрела куда-то мимо Локи. Это огорчило йотуна, лишний раз, подтверждая, что злые языки добрых асов сделали свое дело, то есть превратили его в монстра. И овладевшая на мгновение мысль о том, что Сигюн могла бы тем человеком, которому можно было довериться, или, по крайней мере, с которым можно было поговорить начистоту, развеялась, как пепел на ветру. Локи про себя вздохнул и даже дал подзатыльника. "Ты прекрасно знаешь, что все прочие считают тебя ничтожеством. Почему она должна быть иной?" Он снова внимательно посмотрел на девушку.
- Жаль только, что яблоки еще не созрели. Фрейя печет замечательные яблочные пироги. - она не выражала агрессии, как это делала Сиф, не была равнодушна, как Бальдр. "Хотя может я вижу лишь то, что хочу видеть?" тень сомнения пробежала по его лицу, но не завладела им полностью, он продолжал смотреть на асинью. То, что потом она сделала, было настоящим чудом не иначе. Локи достаточно видел асов, которые творили магию, но никто не прежде не делал это так не принужденно и так прекрасно. Он заворожено смотрел, как зеленные, только завязавшиеся, плоды налились и покраснели, превратившись, пожалуй, в самые прекрасные яблоки. Сигюн протянуло одно из них йотуну, и Локи взял его, испытывая восторг и восхищение. Он улыбнулся кривоватой улыбкой и, исчезнув в одном месте, появился в другом, за спиной асиньи. Озорство не иначе. Йотун откусил небольшой кусочек яблока и, коснувшись холодной ладонью шершавой коры дерева, обошел Сигюн стороной, чтобы снова быть перед ней.
- Почему Вы не веселитесь и не танцуете, как Ваша славная сестра Фрайя, развлекая гостей? - спросил Локи, испытывающе смотря на девушку. - От чего же Вы тут, а не со всеми? - его голос был мягок, но через мгновение он застыл в ожидании ответа.

Отредактировано Loki (2013-09-02 17:01:25)

+1

5

На дурачества Локи девушка смотрела с некоей смесью веселья, но в то же время грусти и нежности. Она помнила, что это один из любимых его трюков. Помнила, как когда-то давно он всегда с помощью магии выигрывал в игре в прятки, и как когда-то разозлился Тор, узнав о жульничестве. Сигюн с компанией брата и сестры тогда не играла, но альбатросы, летающие над Ноатоуном и даже по самому дворцу часто рассказывали ей о происходящем. В этом же крылась еще одна причина, почему она никогда не была одинока - она ведь могла разговаривать с животными, а они могут поведать много чего удивительного и захватывающего.
- Вы ведь друзья Фрейра и Фрейи, - с убийственной честностью ответила на вопрос девушка. - Было бы невежливо вам мешать.
Она была слишком застенчива, чтобы кого-то развлекать и, если уж ей доводилось бывать в большой компании, обычно отмалчивалась. Где уж ей соперничать с таким безусловным лидером, как Тор, таким весельчаком и балагуром, как Фрейр, или такой яркой леди, как Фрейя, притягивающей внимание, словно магнит. Там и без нее все чудесно развлекаются. К тому же ей совершенно не хотелось наблюдать, как Фрейя будет оттачивать свое мастерство магии любви на гостях. Тор ей, предположим, в этом смысле был не слишком интересен, сестра не стала бы ссориться с леди Сиф из-за мимолетной интрижки, а вот Локи... Видеть, как Фрейя пытается обольщать его, было особенно невыносимо. И ладно бы еще за этим стояли серьезные чувства, но Фрейя ведь делает это просто так, от скуки! Да она с половиной Асгарда могла так заигрывать, развлекаясь и убеждаясь в собственной неотразимости. Ходили слухи, что время от времени она приходит в Вальгаллу, выбирает там понравившегося героя, и... Впрочем, Сигюн ничего не хотела об этом знать.
- А Вы отчего их покинули? - спросила Сигюн и тут же смутилась, решив, что вопрос был слишком бестактным. Мало ли, отчего младшему принцу вздумалось прогуляться по саду. Выглядел он каким-то не слишком жизнерадостным, наверное, опять с братом поссорились. В подробности она не вникала, но слухи ходили, что отношения между братьями немногим лучше, чем у нее с сестрой. Хотела бы Сигюн изучить такую магию, которая заставляла бы врагов примириться между собой. Но, к сожалению, такой магии не существовало.

+1

6

На самом деле Локи никак не мог понять эту девушку. Если все прочие были для него открытыми книгами, то асинья была, как чистая страница книги - белоснежная и незапятнанная неумелой рукой писца, у которого спьяну трясется рука. Она как будто иная, но в то же время так похожа на него самого. Может, именно, поэтому Локи не мог понять ее, потому что боялся увидеть себя самого? Но он отбросил эту мысль, как только она появилась у него в голове. Никто не может быть похож на него. Он был сыном Лафея - короля ледяных гигантов, приемным сыном Одина и превосходным чародеем. Он такой один, единственный в своем роде. Но кто же такая Сигюн? На этот вопрос трикстеру только предстояло ответить.
- Вы ведь друзья Фрейра и Фрейи. Было бы невежливо вам мешать. - ответила она. Было весьма странно понимать, что асинья и вправду думает, что это правда. Как это могло быть правдой? Ха-ха-ха! Локи скорее бы поверил, что Тор научился танцевать дабл-джигу и отбивать в ирландских хардах ритмы бриттонки, чем в это. Йотун наклонил голову в бок, надеясь, что девушка просто пошутила, но когда он все-таки поймал ее взгляд, он понял, что она это сказала на полном серьезе. Из него чуть не вырвался обреченный возглас полный отчаяния. "Почему никто ничего не видит дальше своего носа?" что ж, он мог себе позволить позлиться еще немного и чтобы спустить пар, он произнес елейным голосом:
- Кого же вы подразумеваете под словом "ВЫ"? -  с другой стороны раздражатся из-за такого пустяка не стоило. Ну и что, что тебя назвали другом Фрейи и Фрейра, Тора и Сиф, Бальдра, в конце концов, подумаешь... А ведь сколько раз он на самом деле желал этого. Он уже и не упомнит. Сейчас он вполне смирился с мысль о том, что ему не место среди друзей Тора, что ему, как и всякому одиночке, нужно будет выбрать дорогу и идти по ней в полном одиночестве, без помощи и поддержки. И у него уже были мысли о том, чего он желал добиться. Ему лишь стоит сделать шаг, чтобы дотянутся до желаемого, но норны говорили, что сейчас не время. "А когда же это время придет?" спрашивал сам себя Локи и не получал ответа, потому что его йотунское холодное сердце молчало и не отзывалось на зов своего хозяина. И Локи ждал, ждет и будет ждать, когда наступит его время. И тогда ему уже никто не будет нужен, он будет всем для этого мира и для любого другого из девяти миров.
- А Вы отчего их покинули? - от этого вопроса он практически окаменел. Нет, это нельзя было считать за дерзость или грубость, нет, нисколько. Должно быть, Сигюн вообще не было дома, когда прибыл Тор и компания, и, следовательно, пропустила все самое интересное, а точнее небольшой обмен "любезностями" Локи и Сиф. И слава Одину! Но озвучить причину, казалось для Локи признать собственное бессилие перед ней, что не очень-то шло его образу трикстера.
- Леди Сиф. - только и произнес йотун, не вдаваясь в подробности. Он отвернулся от Сигюн и, вскинув голову к небу, устремил свой пустой взгляд в голубую высь. Он сделал неопределенное движение рукой, от чего кружащие вокруг лепестки превратились в снег. Большие белые хлопья кружили, как и лепестки цветов. Их танец был завораживающим.

+1

7

Сигюн немного замешкалась с ответом. Кого она подразумевает? Да эту самую компанию, которую она с детства считала неразлучной. Трое сыновей Одина, ее брат с сестрой и леди Сиф. Может с ними был еще кто-то, но их девушка видела чаще всего. О том, какие между ними на самом деле отношения, она не знала, и наивно считала всех лучшими друзьями.
- Вас всех, - расплывчато ответила она, передернув плечами. Ответ казался ей очевидным, и она не поняла, что разозлило Локи. Впрочем, причина его недовольства скоро открылась. Должно быть, поссорился с леди Сиф, и, зная вспыльчивый характер богини войны, Сигюн не сомневалась, что наговорили они друг другу немало. И теперь Локи дуется и отказывается считать их своими друзьями. Девушка сочувственно улыбнулась. Это пройдет... Мелкие обиды и ссоры быстро забываются, они не могут разрушить настоящую дружбу.
- Что бы она ни сделала, не стоит принимать это близко к сердцу, - легко сказала Сигюн. - Думаю, вы обязательно помиритесь.
Почему-то ей действительно хотелось в это верить. Она не любила вражду, ссоры и конфликты, считая, что любые разногласия можно решить мирно. Вот только, увы, не все были с этим согласны. Она хотела как-то поддержать Локи, сделать так, чтобы он не расстраивался, но не знала, как. Она смотрела на крупные хлопья снега, падающие на землю вперемешку с лепестками яблоневых цветов, и думала о том, какой толк был столько лет изучать целительскую магию, если она не может излечить душевные раны тех, чьи страдания видеть невыносимо? Сигюн вспомнила свою первую встречу Локи. Им тогда было лет по тринадцать, а ей не больше пяти. За ужином Локи устроил Тору розыгрыш, взрослые были недовольны таким поведением, одна Сигюн смеялась так, что отцу пришлось выгнать ее из-за стола. А Тор пришел в ярость и затеял драку. Конечно же, он победил. У Локи была рассечена бровь, но никто не обратил внимания - регенерация быстрая, через пару часов все заживет. А Сигюн помнила ярко, как будто это было вчера, как младший принц стоял над умывальников, вода в котором уже вся была красной, а кровь все не думала останавливаться, заливая глаз и щеку. Тогда она принесла ему исцеляющий камень. Это было просто. Но как помочь ему теперь?

+1

8

А небо такое синие и без единого облачка. Там в вышине полнейший штиль, а здесь настоящая буря из колких слов и необъятной грусти. Ему бы в пору обратится в птицу, и взмыть туда, где не будет этой божественной суеты, где не будет забот кроме встречного ветра и слепящего глаза солнца. Вот это свобода. И он бы воспарил, если бы не был столь привязан к брату, к Асгарду. Его любовь была столь противоречива, что он сам иногда не понимал где грань между его  злобой и безграничной любовью к ним. Эта привязанность висела на его шее грузом, не давай расправить крылья. А так хотелось!
- Говорить такое, дорогая Сигюн, жестокое заблуждение. - он позволили себе немного фамильярности, но говорил он все еще холодно и не оборачиваясь. Он не хотел видеть ее участливого лица, потому что знал, что это из-за жалости к нему, к его положению. А он не привык жалеть себя и не позволял делать это другим. Ему казалось это унизительным, показывать свои слабости, а он только, что это сделал. Скажи он не правду, Сигюн оставила бы его не сейчас, атк потом, а он так хотел хоть кого-то удержать рядом с собой. Соловьи, что были у него заперты в клетке, не считались, они были такими же пленниками своего положения, как и он. Он беззвучно вздохнул и все-таки обернулся.
- Если бы это были ссоры, я бы так не переживал. - признался он. Сейчас ему хотелось говорить правду, какой бы унизительной она бы не была, а лгать он мог и потом. - У нас же с ней это давно переросло во вражду. А как вы знаете вражду примирить нельзя, можно выкинуть только белый флаг и сдаться на милость победителя. Но я не желаю уступать леди Сиф, она не достойна этой победы. - легкая ухмылка пробежала по его губам. – Позвольте, я объясню Вам кое-что... То что вы назвали всего лишь ссорой, я считаю войной, которую, между прочим, начал вовсе не я. Как и любая из враждующих сторон, я держу Сиф на расстоянии удара кинжалом. О, не смотрите так испуганно. Я уверен, что, если бы была возможность, это женщина давно бы убила меня без особых сожалений. И я не буду подлицом, если воспользуюсь удобным случаем, чтобы засадить свой нож поглубже ей в спину... - говоря это, Локи весьма удивился своей откровенности, но не испугался ее. Это чувство открытости никогда не прежде не посещало его в общении с посторонними, но и со своими близкими он уже не мог так говорить. Мать могла его выслушать, но попрекнула бы его за жестокое отношение к избраннице Тора, а с братом он не стал бы говорить об этом, потому что прошло то время, когда маленький Локи бегал к нему, чтобы пожаловаться на своих обидчиков. Эх, тогда их отношения были идеальными, а сейчас это бледное подобие братской любви, где старший брат слишком вяло защищает своего незадачливого младшего братца от свой же женщины. Хотя он уже отомстил ей... Отрезать ее волосы было безумной идеей, но никто же Сиф не просил допекать трикстера, который в порыве гнева мог совершить такое. И каково же было наслаждение наблюдать за ее перекошенным лицом и клочьями торчащие обрезанные волосы. Вот это был скандал. Кажется, тогда она даже порывалась убить его, но Всеотец запретил. И даже то, что Локи пришлось возвратить Сиф ей ее драгоценную шевелюру, не испортило чувство триумфа над ней. От этих воспоминаний на лице трикстера расцвела умиротворенная улыбка.
- И прошу прощения за этот снег. - как то не впопад воскликнул Локи, развеивая свою иллюзию. - Такие фокусы мне удаются слишком просто.

+1

9

Если бы ты так не зацикливайся на том, что тебя никто не понимает, может, у тебя хватило бы сил понять других. © "Дом в котором..."

Сигюн была потрясена словами Локи, ее глаза расширились от удивления, и в них явственно читался испуг. Война? Леди Сиф хочет убить его? Нет, конечно, избранница Тора была богиней войны и обладала вспыльчивым характером, но она ведь не может всерьез хотеть этого! Даже после той истории с волосами... Сигюн всегда было интересно, за что же Локи их остриг, но спросить было не у кого, да и не любила Сигюн сплетничать за спиной. Если хочешь что-то узнать - спроси прямо, получать информацию через третьи руки - недостойно. За что же он так на нее разозлился? Это ведь была шутка про кинжал, не так ли? Нет-нет, это не может быть правдой! Локи просто обижен и расстроен, вот и сказал сгоряча.
- Вражда может быть окончена, не задевая чести ни одной из сторон, если оба противника признают, что она бессмысленна, - мягко улыбнулась Сигюн, подставляя ладонь падающим снежинкам и наблюдая, как они тут же тают. - Леди Сиф, конечно, может быть грубой, если разозлится, но она ведь совсем не плохая. Что вам с ней делить?
Нет, вот правда, Сигюн не понимала, почему они враждуют, да еще так сильно. С чего все началось? В чем корень проблемы? Не поделили Тора? Это глупо. С братом Локи тоже не очень ладил, да и совершенно разные это вещи - братская и романтическая любовь, никак друг с другом не пересекающиеся. Сигюн всегда ощущала в себе задатки хорошего психолога, она умела и любила слушать людей, помогать им решать их проблемы, сопереживать и давать советы. Ведь вместе найти решение всегда легче. Собеседник помогает взглянуть на ситуацию с другой точки зрения и не зацикливаться только на себе. При решении любого конфликта важно уметь поставить себя на место своего противника, понять чужую точку зрения. Я лучше просто все с ним спокойно обсудить и найти компромисс. Думая об этом, Сигюн вздохнула. Увы, бывали ситуации, когда и понять другого не можешь, как ни старайся, ни от разговоров толку нет. Хороша она, конечно, советовать все могут, а со своей жизнью разобраться не получается. Может, ей просто тоже не хватало друга, который подсказал бы ей, что делать? Потому что их затяжная ссора с Фрейей зашла в тупик. Точнее это тоже была не ссора, но и не война. Это была ярко выраженная неприязнь, причин которой Сигюн не понимала. Отвечать тем она не хотела и не могла, будучи по природе своей созданием тихим и скромным. Поэтому просто старалась лишний раз не попадаться сестре на глаза. Но так ведь тоже не могло продолжаться вечно?

Отредактировано Sigyn (2013-09-09 00:14:37)

+2

10

- Вражда может быть окончена, не задевая чести ни одной из сторон, если оба противника признают, что она бессмысленна. - за девушкой было приятно наблюдать, но было в ней что-то противоестественное. И, кажется, Локи знал, что это. По его мнению, она была слишком доброй и наивной по меркам всех, прочих асгардцев, что делало ее белой вороной среди разношерстного сброда, который собрал Всеотец под себя. Трикстер расплылся в улыбке. Ему казалось смешным встретить агнца божьего в яме змей и гадюк. И как она умудрилась сохранить в себе свое доброе начало?! Ему это было крайней интересно, потому что от природы не очень-то злой мальчик, превратился в Бога Лжи и Коварства под крышей Всеотца. Как такое могло случиться? Ооо, он задавался тем же вопросом. Но как она сумела не стать кем-то похожим на него? Ведь, если ему не изменяла память, она не была родной дочерью сера Ньерда, а, следовательно, как и он, была всего лишь приемышем. Это заставляло задуматься...
- Леди Сиф, конечно, может быть грубой, если разозлится, но она ведь совсем не плохая. Что вам с ней делить? - она заворожено разглядывала опустившуюся к ней на ладонь снежинку, которая  растаяла, как только прикоснулась кожи. И хорошо, что она не смотрела на Локи. Возможно, ее бы оттолкнуло то выражение лица, которое возникло у него после ее "тонкого" замечания. Он свел тонкие черные брови, а в зеленых глазах забегал дьявольский огонек, губы сжались в тонкую полоску. Он шагнул в сторону, подходя ближе к ней. Теперь он стоял плечом к плечу с ней, слышал тонкий цветочный запах, тянущийся шлейфом за ней, слышал, как ее молодое неискушенное сердце билось, словно, пташка в клетке. Ему хотелось свободы...
- Она пытается показать моему брату мою истинную сущность, но это и так всем известно. Я йотун, выросший по милости Одина в его семье. И скрывать тут совершенно нечего. Вы наивно полагаете, что мы не можем поделить Тора, но и тут Вы ошибаетесь. Быть может все это именно так и началось, но, во всяком случае, сейчас это единоборство между истинной и клеветой. И она вовсе не бессмысленна, когда-нибудь Вы это поймете. - говорил он спокойно и с достоинством, которому позавидовал бы сам Тор. При этом он не сводил глаз с асиньи. Его сиюминутная ярость улеглась, и он снова был вполне себе безмятежным, только пронзительная тоска сквозила в его взгляде. Что-то в образе этой девушке не давало ему покоя, а внутренний голос трикстера шептал ему о тех вещах, которые были несколько постыдными, но такими манящими.

+2

11

Сигюн непросто было вникать во все перипетии отношений Локи и леди Сиф, все-таки с данной ситуацией она была знакомы очень поверхностно. Зачем Сиф хочет открыть глаза Тору на что-то, что и так известно? В чем именно правда и клевета? Наверное, это было не ее дело. Однако, чем больше она слушала Локи, тем более знакомым казалось ей происходящее. До боли знакомым. Как будто отражение в кривом зеркале - по сути все было то же самое, только отношение к происходящему у Сигюн сложилось иное.
- Когда-то... - неторопливо начала Сигюн, и лицо ее приобрело некое отсутствующее выражение, как будто девушка была не здесь, а там, в воспоминаниях столетней давности, - Фрейя сказала мне, чтобы я не мельтешила у нее перед глазами, что я живу здесь только по милости Ньерда и что лучше бы я утонула в море еще ребенком.
Она говорила это спокойно, как будто ее это совсем не трогало, и вообще такое общение было обычным делом для сестер. О том, что в тот день она проплакала до вечера, Сигюн сообщать не собиралась. А вечером вернулся Фрейр и спросил, отчего она плачет. Вот это, пожалуй, следовало бы рассказать.
- А Фрейр сказал не слушать ее, - Фрейр на самом деле еще много чего нелестного о Фрейе сказал, но пересказывать Сигюн показалось неуместным. - Сказал, что так бывает, что кто-то кого-то не любит без причины или по непонятным причинам. И что не стоит расстраиваться, ведь я в этом не виновата. И что есть много других людей, которые меня любят и ценят такой, какая я есть. Думаю, пришло время мне повторить его слова.
Сигюн улыбнулась радостно и открыто. Когда-то она поверила брату, теперь ей лишь оставалось надеяться, что Локи поверит ей. И что, с того, что он ётун? Нет никакой "истинной сущности", заложенной на основании одной только расы. Каждое создание во вселенной уникально и неповторимо, и только от тебя зависит, какой будет твоя истинная сущность. Что же касалось старой вражды асов и етунов, то это вообще ерунда. Если Сигюн правильно помнила историю Девяти миров, то за тысячи лет все народы успели друг с другом перевоевать и снова помириться. Тот же Ньерд с близнецами официально был в Асгарде пленником, оставшимся после заключения мира с ванами. Но это не мешало всей семье чувствовать себя прекрасно и пользоваться уважением при дворе. Сама Сигюн вообще была непонятно, кем. Видно, что из рода ванов, но как оказалась в Асгарде - никто не знал. Девушка предпочитала думать, что ее настоящие родители погибли в кораблекрушении, а ее колыбельку вынесло к берегам Асграда. Не могли же они специально ее бросить. Как бы там ни было, Асгард стал ее домом, а Ньерд и Скади - ее семьей. Что же мешало Локи почувствовать то же самое?

+2

12

Йотун покрутил надкусанное яблоко в руках. Теперь оно уже не было столь идеальным, как прежде - следы его зубов все портили. Он дотронулся пальцем до края надкусанного места. Лафейсон вгляделся в яблоко, а потом перевел взгляд на девушку, стоящую подле него. Что же между ними было общего? Занятный вопрос и весьма символичный, но на него он не захотел отвечать, слишком явная аналогия. Нахмурившись, йотун развеял яблоко, поглотив в себя его жизненную силу и энергию. Не пропадать же ей в конце концом только из-за того, что у кое-кого возникли неприятные ассоциации. Ну, а было ли ему дело до печальной истории Сигюн, он и сам не знал. Все, что рассказала асинья, он мог представить себе, потому что это было ему знакомо, пожалуй, только за одним исключением. В отличии от него у Сигюн был брат, который хоть как то мог поддержать ее, он же был с самого начала один. Матушка не в счет, она нежно любила всех своих детей, никого не обделяя лаской и заботой, но она не принимала непосредственного участия в воспитании, оставив это дело Всеотцу. А что может сделать Один с тремя несносными мальчишками, которые норовили то и дело показать какие они умные и храбрые? Правильно - одного наградить силой Мьельнира, другому дать в дар силу видеть прошлое, будущее и настоящие, третьим же пренебречь и вспоминать о нем только тогда, когда какое-либо дело примет весьма щекотливый поворот. Кому же, как не Локи разгребать это дерьмо? И жаловаться тут было не из-за чего, все было по-честному. Локи усмехнулся. Это действительно были лишь детские обиды, которые он не в силах забыть. Что же касается Сиф, то тут все было ясно. Леди видела в нем угрозу для своего любимого мужчины и пыталась донести это до него самыми разными способами, вынуждая Локи действовать порой настолько омерзительно, что иногда сам йотун замечал это. И хоть эти насмешки были с самого детства, детская обида на Сиф переросла уже во взрослую, когда ты и в правду готов воткнуть кинжал в спину. Но практически все мысли отодвинулись на задний план, когда он увидел ее открытую и добродушную улыбку. Никто прежде не улыбался ему такой улыбкой. Никто. Ледяной панцирь покрылся мелкими трещинками.
- Причина есть всегда и везде. Готов поспорить, что Фрейя жестока с Вами только, потому что ощущает вашу слабость, лояльность и конкуренцию. Не подумайте, что я наговариваю на вашу сестру. Это было сказано без злого умысла. И я по возможности постараюсь прислушаться к вашему совету. Но как это ни печально, мы с леди Сиф давно оставили позади точку невозврата. Теперь мы оба виноваты в том, что наша вражда продолжается. - голос, что прежде был холоден, потеплел. Кто бы мог подумать, что Локи, Бога Коварства и Лжи может тронуть всего лишь одна улыбка.

+2

13

Почему Фрейя так к ней относится, Сигюн не имела ни малейшего понятия. Ощущает ее слабость? Но Фрейя не относилась к тем людям, кто будет самоутверждаться за счет слабого. С другими она всегда была такой веселой, доброй, любила праздники и смех, и наоборот заступалась за тех, кто сам не мог за себя постоять. Лояльность? Кому или чему? Или речь о ее бесконфликтности, о неспособности ответить агрессией на агрессию? Если и так, то это опять же не причина для неприязни. Конкуренцию? Это уже совсем не смешно. Какую она могла составить конкуренцию прекраснейшей из богинь? Сигюн объективно уступала сестре во всем, но это ее никогда не тяготило. Она не стремилась быть первой, даже не задумывалась об этом. Она просто хотела быть собой, и была искренна во всех своих проявлениях. Зачем сравнивать себя с кем-то? Дело здесь было в чем-то другом, и если бы Сигюн только могла узнать в чем, они бы тотчас же решили все проблемы. Должно быть, и у Сиф с Локи так же. Причина всех ссор – недоговорки и непонимание. Никто не говорит искренне о своих чувствах и своем недовольстве, прячась за маской гордости или безразличия, другой же в свою очередь надумывает себе неизвестно что, и начинает вести себя соответственно, за это на него обижаются, и все накручивается, как снежный ком. Хотя надо было всего лишь с самого начала спокойно поговорить. Но это сложно – говорить о своих искренних чувствах. Так ты рискуешь показаться слабым, и никто не даст гарантии, что другой не ранит тебя в ответ. Так вот все и прячутся в своих панцирях, словно улитки. Это было бы забавно, если бы не было так грустно.
- Обещайте мне хотя бы подумать о том, что здесь можно изменить, - она коснулась плеча Локи и серьезно посмотрела ему в глаза. – Мне наш с Фрейей конфликт тоже иногда кажется неразрешимым, но может быть, вместе мы сможем что-то придумать.
В конце концов, эти два случая действительно было похожи. Вот только Сигюн искала мира, а Локи хотел выиграть войну. Но кто знает, может ей удастся его переубедить? Если не помириться с Сиф, то хотя бы соблюдать нейтралитет. Никто ведь не заставляет общаться с тем, кто тебе не нравится, даже если это невеста твоего брата. Враждовать совсем не обязательно.

+1

14

И все равно он не мог представить того времени, когда он мог бы спокойно смотреть в глаза леди Сиф без желания придушить ее. Нет, это было нереально. Такое могло случиться только в параллельной вселенной, и Локи не хотел бы попасть туда, чтобы удостоверится в этом. Потому что такая вселенная не была бы правильной, это было бы что-то вроде дома вверх дном, где все встает с ног на голову. Локи скривился, как зубной боли. Его воображение отказывалось даже это представлять и в отместку ударами молота о наковальню долбило по черепной коробке, отчего йотуну казалось, что голова сейчас вот-вот взорвется. Резкие головные боли не были частыми гостями у полуасгардца, но если и заглядывали то надолго. Он еще раз скривился. Кажется, все это ему уже порядком надоело. Пытаясь, совладать с головной болью Локи глубоко вздохнул и перевел взгляд с цветущей кроны на Сигюн.
В детстве, когда Локи было примерно двенадцать тринадцать лет, смотря на эту девчушку, он не чувствовал себя так неуверенно, как сейчас. Она была заурядной, но в тоже время такой доброй и отзывчивой, отчего он решил, что она попросту волшебное существо, пришедшее в этот мир для того чтобы доставать его просьбами наколдовать еще немного иллюзий. И он, польщенный ее детским вниманием, красовался перед ней, потому что кроме нее никто не просил его показывать фокусы - Тор и Сиф считали все это пустой тратой времени и ненужной мишурой, Локи считал иначе. И маленьким приемышам ничего не оставалось делать, как искать нормального общения в обществе друг друга. Но это было так давно. Время никого не щадит... Теперь, заглядывая за завесу прошлого, все это казалось полузабытым сном, и чувство, что посещало маленького Локи в детстве в присутствии Сигюн, вновь возвращалось. И это чувство было странным. Если в детстве это можно было назвать просто дружеской симпатией, то, повзрослев, это можно было назвать уже просто симпатией, под которой понималась та симпатия, когда молодому человеку может нравиться юная девушка. Что ж после такого умозаключения, головная боль йотуна поутихла, но не прошло, доставляя парню дискомфорт.
- Обещайте мне хотя бы подумать о том, что здесь можно изменить. Мне наш с Фрейей конфликт тоже иногда кажется неразрешимым, но может быть, вместе мы сможем что-то придумать. - говоря это, Сигюн в доверительном жесте коснулась его плеча. Она так сильно хотела, чтобы Локи доверился ей, последовал ее совету, но возможно ли это? Локи в этом сомневался. Все зашло слишком далеко.
- Обещаю. - эхом отозвался йотун, не сводя глаз с тонких пальцев девушки, что касались его плеча. Наверное, ему хотелось бы почувствовать теплые ли они или холодные, и каковы они на ощупь. Чтобы сделала Сигюн, если бы он позволил себе коснуться ее руки своей? Ему было любопытно, но он не стал проверять. Пусть все останется на своих местах, а точнее он в оппозиции, а она молчаливым дополнением своих родных. Его грустный взгляд поймал ее задумчивые синие глаза. Что-то вертелось у него на языке, но что это было, он так и не мог разобрать, поэтому промолчал, коря себя за это.

+1

15

Я не знаю другого признака величия, как доброта. Так говорил один замечательный мидгардский композитор. Если бы Сигюн услышала нечто подобное, она бы засмеялась. Величие? Какая глупость. Она никогда не считала себя великой, да и не стремилась такой быть. Признание и положение в обществе ее мало интересовали. Она хотела лишь оставаться собой, и чтобы другие любили и принимали ее такой, какая она есть. Так уж получилось, что по натуре своей Сигюн была доброй. Она старалась помочь каждому, кто в этом нуждался, она хотела дарить тепло и поддержку тем, кому этого не хватало, в ней всегда был некий внутренний свет, и она ощущала необходимости нести его тем, кто блуждает во тьме. Чужое горе она всегда принимала близко к сердцу и очень переживала, если исправить ситуацию было не в ее силах. Она никогда не думала о своей доброте, как о некой выдающейся черте характера, которой можно было бы гордиться. Все это было естественно для нее, как дыхание. Сигюн не умела притворяться, она всегда была естественна и бесхитростна во всех своих проявлениях.
А Локи... Наверное, именно по этой причине ее всегда так тянуло к нему. Сигюн не отдавала себе в этом отчета, но сердцем она чувствовала его глубокое одиночество, его боль, его желание быть любимым, в котором он никогда не признается даже самому себе. Должно быть потому она его и полюбила когда-то, что была способна подарить эту любовь, что ее потребность дарить любовь была также сильна, как его - чувствовать, что его любят. В глубине души она чувствовала, что, будучи такими разными, они подходят друг другу, как два кусочка паззла. А умом понимала, что им никогда не быть вместе. Он принц. Он обращается к ней на "Вы" и не помнит, с каким восторгом она смотрела на него будучи ребенком. Должно быть, он даже с трудом вспомнил ее имя. Чтож, неудивительно. Кто она такая, в самом деле?
Сигюн убрала руку и, встретившись с Локи взглядом, опустила глаза. Ведь глаза - зеркало души, и она не хотела, чтобы они выдали ту теплоту и нежность, которые вызвало в ней это короткое "Обещаю". На губах девушки играла мечтательная улыбка, и, возможно, со стороны она выглядела немного глупо. Чистая душа, святая наивность, незамутненный взгляд сквозь розовые очки. Достоинство это или недостаток? Сигюн никогда так и не узнала, за что Фрейя так ее ненавидела. Но если бы она могла заглянуть сестре в душу, то увидела бы зависть. К тому, что Сигюн все любили за доброту, за нежность, за сострадание, а в богине любви видели только красоту, картинку, и никого не интересовало, что прячется за ней.
- Наверное, нам следует вернуться в замок, - неуверенно протянула Сигюн, хотя ей совершенно этого не хотелось. Когда еще выпадет возможность провести время с Локи? И, неожиданно осмелев, девушка выпалила: - Хотя на самом деле я собиралась пойти к прибрежным скалам и посмотреть на гнездовье альбатросов. У них недавно вывелись птенцы!
Сигюн довольно много времени проводила с морскими птицами, они хорошо знали ее и ели с рук мелкую рыбешку и кальмаров, которых девушка выпрашивала на кухне. Она слегка покраснела, подумав, что Локи, наверное, ее птенцы совершенно не интересы, но сказанные слова обратно не вернешь.

+1

16

Знать бы что там за углом. Быть может, если бы мы знали результат всех наших трудов, мы бы относились к отведенному нам времени бережней. Жаль, что такие вещи опасно знать... Наше будущее должно твориться нами без знания того, что в конечном итоге мы должны получить. Нам не дано знать о том, правильно ли мы все сделаем, мы должны лишь надеяться на лучший исход. Такой расклад порядка вещей, поступков и свершений никогда не устраивал Локи. Он нетерпеливо ожидает от судьбы того, что, по сути, он должен был получить просто так, а не потом и кровью, которые он проливает во славу Всеотца. Знать бы ему, что все это когда-нибудь перерастет в желание разрушить этот идеальный мир, знать бы, что брат и отец предадут его. И тогда, возможно, он не был столь расточителен со своим временем. Он поступал бы соответственно своим истинным желанием, а не того извращенного наваждения, что его ожидало в ближайшем будущем. Быть может, тогда Локи не держался бы так холодно с человеком, который еще с самого детства выказывал ему дружескую поддержку. Знать о своей судьбе опасно. Поэтому мы имеем то, что имеем.
Что-то мелькнуло в глубоких задумчивых глазах асиньи, но она так поспешно отвела взгляд, что Локи не удалось разглядеть, что именно это было. Но задумчивый и немного печальный вид несколько беспокоил бога. Он надеялся, что не он стал объектом ее сожалений, о котором она сейчас думала. Ведь он и без того был сыт этим чувством жалости и стыда от тех немногих, кто хотя чуточку, но был привязан к нему. Особенно ему было стыдно перед матерью. Сколько горечи он иногда видел в ее добрых материнских глазах, и сколько терпения и безграничной любви у нее уходило на такого несносного мальчишку, как Локи, она принимала его в распростертые объятья даже тогда, когда этого делать не стоило. Что ж, Локи желал, чтобы это грустное выражение покинуло молодое лицо Сигюн, а вместо него засияла теплая улыбка. Ведь он помнил ее улыбку с детства...
- Наверное, нам следует вернуться в замок. - неуверенным голосом проговорила Сигюн, убирая свои руки с плеча Локи. Принц уже практически забыл о том, что здесь он только гость, и ему следует находиться в данный момент в совершенно другом месте и в другой компании. Но он не желал этого. Возвращаться к братьям, леди Сиф и к гостеприимным хозяевам не представлялось Локи хорошей идеей. Появись Локи сейчас в сопровождении юной Сигюн, старший брат не преминул бы подразнить своего непутевого младшего брата какой-нибудь плоской шуточкой, от которой стало бы только не уютней в их компании. Но как только Локи собрался возразить на это предложение, асинья несколько опередила его, высказав другое предложение уже более заманчивое:
- Хотя на самом деле я собиралась пойти к прибрежным скалам и посмотреть на гнездовье альбатросов. У них недавно вывелись птенцы!
- Никогда прежде не видел альбатросов вблизи... - только и смог ответить принц. Кажется, каждая секунда, прошедшая в присутствии этой девушки тянулись минутами, часами или даже днями. И это не было мучением, наоборот, впервые было так легко признавать, что ему не хочется возвращаться туда, где ему будет не сильно рады. Поэтому асгардец ухватился за это предложение, во-первых, ему так хотелось, наконец, побывать в совершенно ином обществе, ну, а, во-вторых, насолить своим спутникам - пусть они немного понервничают, ведь Локи твердо решил, что опоздает к назначенному времени отъезда.
- Я буду рад составить Вам компанию, Сигюн. - чуть склонив голову, Локи улыбнулся и предложил девушке руку. Правила этикета никто не отменял...

+1


Вы здесь » Amazing Marvel World: Fear Itself » Flashbacks » Под сенью цветущих яблонь.